Стихи о Новом годе, Рождестве и зиме

Сказание о Дагмар, дочери северного леса

Эту древнюю легенду
Прадед мой поведал деду,
Дед - отцу, отец же - сыну,
Дабы не пропало слово,    
Затерявшись в мутном беге
Переменчивых столетий.
I.
Не забудется то время,
Когда властвовал и правил
Той землёю, что издревле
Диким Севером зовётся,
Юный воин с чистым сердцем - 
Кристиан, король отважный.

Дивный обликом и нравом,
Он любим был всем народом, 
И врагами уважаем,
И угоден высшим силам,
Что с ветвей могучих Древа,
Подпирающего Небо,
За Землёю наблюдают.

И иного властелина
Не желал народ покорный,
Но внезапно страшной хворью
Занемог он в одночасье
И лишился дара речи,
Дара зрения и слуха.

Дни летели, и напрасны
Были лекарей старанья:
Кристиан лежал в постели,
Не живой, но и не мёртвый,
И ни травы, ни коренья,
Ни отваров горьких чаши
Не спасали от страданья
Его тело молодое.
И тогда во все пределы
Поскакали из столицы
Сотни воинов отважных,
Дабы в городах и сёлах,
В потаённых горных гротах
И чащобах непролазных
Отыскать коварных магов
И колдуний хитроумных,
Ведь подвергшегося чарам
Только чары и излечат.

Жребий кинули, решили,
Кто куда стопы направит:
Кто на запад, вслед за солнцем,
Кто на юг к седому морю,
Кто к востоку, к горным склонам
И заснеженным вершинам.

Ну, а двум бесстрашным людям
Был положен путь на север,
Где бескрайний лес чернеет
Завывает хищно вьюга,
И откуда лютый холод
Даже летом не уходит.

Долог путь их был и тяжек
Сквозь туманы и метели,
Чрез лесов зловещий сумрак,
По замёрзшей водной глади,
Но нигде им не встречались
Ни колдун, ни вещий старец,
Не пленяла их ведунья
Ядовитой красотою.

В тщетных поисках спасенья
Проходили дни и ночи,
Время шло, надежда гасла,
Как костёр во тьме кромешной.
Но всевидящее Небо
Оказалось благосклонно:
Наконец гонцов настигло
Долгожданное известье.
Рассказали им о деве,
В глубине лесов живущей,
Чьи волшебные отвары
От любых болезней лечат.
Имя девы было Дагмар -
Так сама она назвалась,
Но в окрестных поселеньях
Её звали Дочерь Леса.
II.
Ночь окутывала землю
Чернотканным покрывалом,
Холод сковывал движенья,
Кони вязли в толще снега.
Волки выли в отдаленье,
Призывая светлый месяц
Засиять на небосклоне,
Указать им на добычу.

Звонким эхом откликалась
Эта жалобная песня,
Наполняя сердце страхом,
Приводя в оцепененье,
Храбрых воинов смущая.

С тёмно-синей тверди неба
Снега хлопья повалили,
Сосны крепкою стеною
Преградили им дорогу,
И гонцы, с тропинки сбившись,
Развернуться уж решились.

Вдруг меж тёмными стволами
Огонёк забрезжил слабый.
Там, в корнях могучей ели,
Неприметно, защищённо
Примостилася избушка, 
Припорошенная снегом.

С лёгким трепетом на сердце
И проснувшейся надеждой
Перешли порог посланцы
И застыли, озираясь.

В тёмном крохотном жилище
Было жарко и уютно,
Словно ветры и морозы
Не могли сюда пробраться.
Тёплым радостным сияньем
Рдел очаг у дальней стенки.
У него, в котле мешая,
На полу сидела Дагмар.

Слыша скрип дубовой двери,
Дева вскрикнула с испугом,
Обернулась и вскочила.
Нож блеснул в кровавом свете.
«Кто вы, странные пришельцы? – 
Молвила она сурово. –
Если зло у вас на сердце,
Уходите-ка подальше,
Ибо проклят будет всякий,
На меня поднявший руку!
Если ж мирны ваши цели,
Проходите и не бойтесь».

«Мы явились издалёка, - 
Робко начал старший воин, -
И пришли к вам с доброй целью,
Попросить помочь смиренно – 
Вот и всё наше желанье.
Наш король смертельно болен:
Слеп, и глух, и нем, как рыба, 
То ли проклят злобной ведьмой,
То ли бес в него вселился,
И никто на целом свете
Излечить его не в силах,
И последняя надежда
Лишь на вас, о Дочерь Леса!»
«Что ж, - сказала тихо Дагмар,
Отложив клинок смертельный, -
Вижу искренние муки
На усталых ваших лицах
И помочь вам буду рада.
Оставайтесь, отдохните,
А наутро, на рассвете,
В путь отправимся далёкий!
Ваш король мне неизвестен,
И болезнь его – загадка,
Только чует моё сердце,
Что помочь ему должна я!»
III.
Много дней вилась дорога
Нитью трёх сплетённых судеб,
Рассекая белым шрамом
Плоть земли хлебородящей.
Гордо въехали в столицу
Двое воинов и Дагмар
И, немедля ни минуты,
Ко дворцу коней пустили.

Облачив в шелка и бархат,
Провели девицу в залу,
Где двенадцать ярлов гордых
 У пустого сели трона.

«Нашептали мне метели, - 
Повела рассказ свой Дагмар, – 
Что единственное чудо
Королю помочь способно.
Лишь любовь свою увидев,
Обретёт он снова зренье,
Лишь её услышав голос,
Слышать сможет он, как прежде!»

В тот же час созвали в залу
Всех девиц со всех окраин,
Дочерей князей, торговцев,
Воевод и земледельцев.
Двое стражников под руки
Привели к ним Кристиана,
Но не видел и не слышал
Он всё так же, как и прежде,
Равнодушным оставаясь
К красоте их и беседам.

Час прошёл, за ним – другие,
Ничего не изменилось,
И взволнованная Дагмар
В полный зал вошла украдкой
И растерянно спросила,
Что такое происходит.

В этот миг король поднялся,
Обернулся к ней с улыбкой
И сказал: «Тебя люблю я,
Ты спасла меня от смерти!
Пусть твой голос  груб и низок,
Пусть лицо твоё всё в шрамах,
Но не видел я девицы,
Что была тебя добрее!
Не волшебным заклинаньем
Ты меня расколдовала,
Но спасительной надеждой
И бесхитростной любовью.
Будь, прошу, моей женою!
Я одну тебя желаю!»

Так сплетается порою
Нитей жизни покрывало,
И девица-северянка
С королём судьбу связала.
Славна будет её память,
Нашей доброй королевы
И в веках да не исчезнет
Её доблестное имя!

Дягилева Анна (koltsova23)
22.02.2017 г. 0 28