Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "Как у меня появился старший брат"

Итак, начнем с самого начала. Меня зовут Саша Моргунова. Мои родители умерли, когда я была еще совсем маленькой. Поэтому я жила со своей тетей.

Тетя никогда меня не любила и не занималась мной. Наши отношения можнобыло назвать соседскими. Я просто у нее ночевала. Но это даже к лучшему. Она ничем не ограничивала меня.

В школе у меня появились 2 подруги: Катя Дмитриева и Сафина Наварская. Они стали мне настоящей семьей. Все свои проблемы мы рассказывали друг другу и вместе пытались их решить.

И вот однажды в самый обычный скучный вторник я сидела в классе на пе-ремене, а Сафина и Катя пошли прогуляться по коридорам. Но вдруг они вбегают в кабинет и начинают одновременно, перебивая друг друга тараторить:

- Саша, представляешь, мы идем с Катей по коридору…
- … и к нам подходит директриса
- Да. И знаешь, что она нам сказала?
- Ты даже не представляешь, что она нам сказала!
- Она сказала нам, что м…
-…что мы поедем отмечать новый год в лагерь! – восторженно сказала самое интересное Сафина.

Дальше они начали настолько эмоционально обсуждать эту новость, что извлечь какую-либо информацию было очень сложно, но мне это удалось. Я узнала, что в лагерь едут те, кто как-то отличился в учебном процессе,то есть, отличники, победители всяких олимпиад и так далее. Также мне сказали, что поедут еще 4 человека, но кто конкретно, я не спрашивала. Потом мне сообщили, что выезжаем мы через 3 дня. И тут я испугалась. Как через три дня? Надо же еще, чтобы меня тетя отпустила и вещи собрать. Я сказала это девочкам.

- Да не волнуйся ты! Все будет нормально – попыталась успокоить меня Катя.

И она была права. Когда я пришла домой к тете, я решила не тянуть и сразу отправилась на кухню, где была тетя, чтобы спросить можно ли мне поехать в лагерь.

Я зашла в тесную светлую комнату. В нос сразу бросился запах курева. Моя родственница стояла у окна и курила сигарету. Она часто курила. Обычно когда у нее случались какие-то проблемы, но меня это не очень волновало. Я собралась с силами и выпалила:
- Тетя, можно мне поехать в лагерь через три дня на три недели?
- Да едь куда хочешь! – эта фраза меня удовлетворила и, не сказав ни слова, я пошла собираться.

Вещей у меня было немного, поэтому мне удалось сделать это довольно быстро.

И вот утро.Мы сели на поезд. Каждый занял свое по билету место, и мы поехали, поехали навстречу приключениям. 

Во время движения поезда,  я разговаривала с Софой под равномерный, успокаивающий стук колес. Меня так увлекла, казалось бы, глупая беседа о ручках, что я забыла обо всем на свете. Но потом заметила, что что-то не так как обычно. И позже до меня дошло что конкретно: Катя сидела и грустно смотрела в окно, не участвуя в нашей беседе. Я подумала, что она ревнует меня к Софе и решила вести разговор дальше так, будто в нем с самого начала активно участвовала каждая из нас.

Я сказала, что больше люблю гелиевые ручки и красочно объяснила почему, а затем обратилась к Кате с просьбой высказать свое мнение. На что она отреагировала довольно грубо. Ее реакция меня обидела, и я тоже ответила ей невежливо. Короче говоря, мы поссорились. И чтобы закончить неприятный разговор, я выбежала из поезда, который как раз прибыл на промежуточную остановку. Чтобы как то убить время, я пошла искать магазин.

Искала я его минут 20,а когда нашла, поняла что забыла сумку с деньгами и отправилась обратно на платформу. Прихожу, а поезда… нет.

Я посмотрела по сторонам, развернулась вокруг своей оси, надеясь, что просто не заметила поезда. Не обнаружив его, я встала. Встала посреди платформы и стала всматриваться в то место, где ранее был поезд, и у меня в голове было пусто. Ни одной мысли. Видимо, это было, как это говорят, затишье перед бурей, потому что в один миг мое состояние поменялось: я внезапно начала рыдать. Я не знала, что делать и была уверена, что лучший выход из этой ситуации, просто замерзнуть тут, на этом месте. Но  мои размышления прервал мужской голос: «Эй, ты чего это тут валяешься?»

Я настолько погрузилась в себя, что не заметила, как уже лежала на земле. Но услышав обращение к себе, я подняла голову и увидела… его. Книжника… Да, да Книжник. Никто не знает его настоящего имени и фамилии. Он очень закрытый человек. Единственное что всем о нем известно так это то, что он из детдома, он в 10классе и, что он плохой человек. Он постоянно всех задирает.

Все время кто-нибудь из-за него ходит в синяках.Такое поведение меня просто из себя выводит. Поэтому я иногда ему отвечаю. Все думают это от того, что я очень смелая, но на самом деле – нет.

Каждый раз, когда я за кого-то вступаюсь у меня внутри все, как будто, замирает. 

И вот, он стоит и смотрит на меня с высока. Во всех смыслах. По его ухмылке я поняла, что его позабавила сцена,моего рыдания из-за того, что опоздала на свой поезд. Секундочку. А он что тут делает?

- Ты тут откуда? - в лоб спросила я.
-Ничего себе, а ты не слишком ли смелая для той,что только что рыдала.
-Не слишком. Иди отсюда, - отбила я его первую атаку.
- Какая злюка. Тогда ладно. До встречи.

Через пару секунд я поняла, что вероятно он тоже опоздал на поезд. И раз он куда то идет, значит, ему есть куда идти. Я подбежала к нему и выудила из него признание, что он тоже пропустил поезд, и что ему некуда идти. То есть, он ушел, только, чтобы меня позлить.

Мы начали думать, что делать дальше. Денег ни у меня, ни у него, естественно, не было. Он предложил пойти пешком, ведь до лагеря было около 50 километров. По его словам мы бы дошли за дня 2-3. Видимо остановки на отдых и перекус он не учитывал, так как, когда я спросила где, что и как мы будем есть и ночевать, он задумался. Так мы решили, что без денег нам не обойтись. Он предложил украсть у кого-нибудь, кто выглядит богатым. Это заявление меня прямо ошарашило. Несмотря на то, что я росла беспризорницей, для меня воровство неприемлемо. Я не знала, какие порядки в детдомах, но принимать я такое поведение не собиралась.  Я довольно настойчиво предложила заработать немного денег, чтобы хватило хотя бы на еду. На что он рассмеялся мне в лицо и сказал, что я никому не нужна, и никто нам помогать не будет. Я демонстративно развернулась и пошла к первой попавшейся ко мне на глаза женщине, которая показаласьмне доброй и сострадательной.

Это оказалась милая полненькая женщина лет в старенькой шубке и интересной, притягивающей взгляд, черной шапке. Я спросила местная ли она, на что получила короткий, строгий ответ «да». По ее напряженному лицу я поняла, что надо расположить ее к себе.Для этого я сделала настолько милое лицо, какое только могла сделать и улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой.

Боковым зрением я заметила, как Книжник изображает тошноту, но на женщину,  с которой я разговаривала это, видимо, подействовало. Она тоже начала мне мило улыбаться, и было видно, что у меня получилось заслужить какую - то часть ее доверия, которой хватит, чтобы она помогла мне. Я спросила, нет ли у нее знакомых, которые могут принять двух подростков в сложной ситуации на работу, чтобы у них были средства для существования. Она спросила: « А кто второй?» и я показала на Книжника. Она, похоже, ожидала увидеть кого - то вроде меня, но по ее лицу я поняла, что тот оборванец, который, не смущаясь, смеялся надо мной, ее не впечатлил.Немного колеблясь, она, все же сказала, что постарается нам помочь. Я посмотрела на Книжника и победно улыбнулась, на что он повторил тот жест, когда изображал рвоту. Милая женщина поговорила с кем-то по телефону. Их разговор я из вежливости старалась не слушать. Потом она перестала говорить, повернулась ко мне и сказала: «я договорилась со своим знакомым. Он владелец кафе и у него уборщица сломала ногу. Так, что вам очень повезло. Но я надеюсь, вы сами понимаете, что заплатит он вам не много, а поработать придется как минимум недели две. Это все, что я могу для вас сделать. Можно туда идти уже сейчас, ведь еще утро. Держитесь главной дороги по правой стороне и когда увидите красную вывеску с белыми буквами, знайте, вам сюда». Я сделала вид, что очень обрадовалась, поблагодарила ее. Но на самом деле я невероятно расстроилась. Как две недели? Тем более минимум. Через 2 недели новый год,  я не хочу его встречать не понятно где, непонятно с кем. Но раз другого выхода не было, я попрощалась, еще раз поблагодарила эту милую даму и пошла сообщать все, что узнала Книжнику.

Я сразу знала его реакцию, поэтому, не дожидаясь пока он начнет орать, я начала убеждать его, что другого выхода у нас нет. На него это не сработало, потому что он сказал: «Тебе надо, вот и делай, что хочешь». Больше спорить я не стала и просто пошла туда, куда мне указала та женщина. Как ни странно, он пошел за мной. 

Когда мы дошли до того кафе на входе нас встретил его владелец. Он завел нас в довольно светлую средних размеров комнату, больше напоминающей не кафе, а столовую и показал то, что мы, точнее я, должна буду сделать. Объем работы был ужасающий. Но хуже всего было то, что нужно было мыть туалеты. И так каждый день в течение  2х недель за мизерную плату. Я собралась с духом, переоделась в любезно предоставленную мне одежду уборщицы и, проигнорировав вопрос о том, почему я собралась делать это одна, а не со своим приятелем, принялась за работу. Я чувствовала себя невероятно униженной, когда начала мыть туалеты, но вдруг почувствовала, как Книжник тянет меня за локоть. Я обернулась и увидела его в той же одежде что и я. Он явно чувствовал себя не комфортно, и поэтому ничего не говоря, мягко вытолкнул меня из той неприятной комнаты. И какого было мое удивление, когда он сам начал мыть туалет! Я не поверила своим глазам. Но решила ничего не говорить. Вдруг он бы передумал, и я опять делала бы все одна.

С тех пор мы каждый день убирались вместе. Было очень весело наблюдать с каким лицом он выжимал тряпку, наматывал ее на швабру и начинал возить ею по полу. Позже он начал шутить, и тогда дело пошло вообще замечательно. Я рассказала ему о своих проблемах с тетей, а он мне про тяжелую жизнь в детдоме. И после таких разговоров, я каждый раз узнавала его с новой стороны. Я поняла,что на самом деле он очень рассудительный и добрый. Он, узнав о моих отношениях с тетей, сказал мне: «слушай, я думаю ты должна с ней помириться. Она единственный родной человек, который у тебя остался. У меня вот вообще никого нет. И поверь мне это очень тяжело. Попробуй ты ей помочьи тогда, я думаю, у вас все наладится». После разговора по душам я решилась задать ему вопрос, который волновал меня с первого дня, как я его знаю: «почему Книжник?». Сначала он молчал, но потом ответил: «это фамилия». Затем он объяснил мне, что его зовут Борис Книжник, и что ему очень не нравится его имя, а фамилия похожа на прозвище, поэтому его так все называют. Все оказалось намного прозаичней, чем я ожидала.

Через полторы недели, как раз в канун нового года, хозяин заведения сказал, что в честь праздника он нас отпускает, заплатив ту сумму, о которой мы договаривались, ведь мы очень добросовестно исполняли свои обязанности.

Мы получили деньги, и оказалось, что этой суммы нам как раз хватало на 2 билета до лагеря. Мы радостные вышли из кафе-столовой, и я заметила на скамеечке через дорогу спавшего мужчину, явно бомжа. Мне стало так его жалко, что я,ничего не сказав Боре, купила еды на все наши деньги и отдала все этому мужчине. Мы во всяком случае хотя бы заработать себе можем, а у него выхода нет. Когда об этом узнал Боря, он очень сильно на меня наругался и это еще мягко сказано! Он все кричал и кричал на меня, пока его не перебил какой - то дедушка.У него была седая короткая аккуратно подстриженная борода, одет он был в красную с зелеными узорами и белым помпоном шапку и такого же цвета свитер. Его черты как будто бы были мне знакомы. Он спросил, почему мы ругаемся, и предложил свою помощь. Я вкратце рассказала, что у нас случилось, и он предложил нас подвезти. Мы удивились, но сели в его красивую, дорогую машину с кожанымсалоном,  в которой вкусно пахло, как будто Новым годом, и поехали. Почти сразу после начала движения дедушка сказал: «сегодняже новый год, поэтому вот вам подарочки» - и он протянул нам по коробочке с конфетами, а за тем продолжал – мальчик, я вижу, тебя что-то тревожит, расскажи об этом своей подруге, и тебе станет легче».  Я заметила колебание и смятение на лице Бори и вдруг он сказал:

«Ты мне нравишься». Можно представить, что моему удивлению не было предела. Я с первого класса думала, что у нас взаимная ненависть и тут узнаю такое! Он продолжал: «я имею ввиду, что первый раз в жизни я почувствовал, что у меня есть друг, настоящий». Мне была очень приятна его симпатия ко мне, яразмышляла об этом, но он прервал меня нетерпеливой репликой: «ну и? почему ты молчишь»

- А что ты хочешь услышать,- ответила вопросом на вопрос.
-ну, что то похожее на то, что сказал тебе я. Или  просто скажи,ты считаешь меня другом? - в его глазах я увидела мольбу. Я никогда не видела его в таком состоянии.

Немного подумав и вспомнив все, что с нами произошло, я ответила: «конечно!» и первый раз за время нашего знакомства, я увидела, его счастливым.

Доехали мы быстро. В лагере нас встретила слишкомнервная преподавательница, полиция, скорая. Все как закрутились вокруг нас. Задавали кучу вопросов, а того доброгодедушку я больше не видела. Зато мой взгляд наткнулся на мою тетю… она, заметив меня, подбежала ко мне, обняла меня, и я увидела ее заплаканные глаза. Я вспомнила совет Бори и сказала ей, что хочу отпраздновать новый год с ней. Она очень обрадовалась и тогда я спросила, можно ли мне пригласить на праздник Книжника. Она согласилась, и тогда обрадовалась я.  Но немного подумав, я обсудила с тетей кое-что на счет моего нового друга, на что она ответила, что ей надо подумать

За новогодним ужином под бой курантов она объявила, что согласна усыновить Борю. Своего вечно пьяного ухажера она выгнала, и мы стали жить втроем. И очень даже неплохо. Так тот новый год осчастливил сразу троих: меня, Борю и мою, нет, нашу с  Борей тетю.

Дубровская Анна (a21vu_5528)
13.02.2020 г. 0 3