Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "В плаще я и при шпаге"

Чего вы ждёте от новогоднего праздника? У каждого есть свой ответ на этот вопрос, но почти все ждут исполнения заветной мечты, ждут чуда… Особенно дети. Ждал его и я, да что говорить, жду всегда.

Новогодняя жизнь в нашем доме начиналась задолго до наступления самого праздника, мы начинали разучивать стихи о зимушке-зиме. Ощущение скорого чуда подкреплялось морозной свежестью воздуха, который впускала в дом мама, возвращаясь вечером с работы; тонкой струйкой из её сетки доносился запах мандаринов. Но самое интересное происходило в процессе изготовления костюмов к новогоднему маскараду, тем более что участвовала в этом действе вся семья: мама, папа, бабушка и, конечно, я. Костюмы были разные. Семейные фотографии хранят память о длинноухом зайчике с подарком в руках, а вот я пират с попугаем на плече, а вот я мушкетёр, готовый сражаться с гвардейцами кардинала.

История, которую я хочу вам рассказать, началась с фильма « Д’Артаньян и три мушкетёра», который я посмотрел, когда мне было шесть лет. И я заболел «мушкетёрством». Передо мной вставали образы гвардейцев кардинала Ришелье, прекрасной, но хитрой Миледи. И я удачно расправлялся с ними с помощью воображаемой шпаги-палочки. Родители, наблюдая за моей фантазийной игрой, решили частично воплотить её в реальность накануне Нового года. 

Было принято решение всей семьёй смастерить костюм мушкетёра. Я не знал, что получится из этой затеи, но загорелся ею больше всех. 
Начали с плаща. Гвардейцем кардинала я быть не хотел, поэтому плащ должен был быть лазоревого цвета. За тканью нужного цвета пришлось обратиться к бабушке, у неё нашлось старое платье голубого цвета. Работа закипела: придумывали нехитрый фасон плаща, с меня снимали мерки, резали-кроили. И вот уже швейная машинка мерно заговорила «тук-так-так, тук-так-так», соединяя детали плаща ровными строчками. Последним штрихом бабушка-мастерица дополнила переднюю часть плаща крестом из белой ткани.

Какой же мушкетёр без шляпы! Одни, что были дома, не подходили по форме и размеру, другие, что предлагали родственники, – с узкими полями. Мама предложила сконструировать головной убор из ватмана. Я никак не мог понять, как из бумаги может получиться шляпа. Доверяя родителям, я с азартом стаскивал в комнату называемые мамой предметы: крышки от большой и маленькой кастрюли, карандаш, ножницы, клей, гуашь. Расстелили на полу ватман. Мама простым карандашом, не спеша, обводила по краю одну крышку, другую, оставляя на листе окружности разного диаметра. В ход пошли ножницы. В умелых руках мамы они послушно отделяли «шляпу» от белого полотна. Увидев большой бумажный «бублик» с дырой в центре, я в какой-то момент испугался: подумал, что испортила. Но мама знала, что делает: вертикальными бортиками соединила большой «бублик» с малым кругом. Шляпа была готова, но восторга я не испытал. «Настала твоя очередь», – вручая мне краски, улыбнулась мама. И вот, не торопясь, накладывая коричневую краску слой за слоем, я наблюдал, как заготовка превращалась в ту самую шляпу, которая была на голове у Д’Артаньяна. Я уже напевал слова знаменитой песни: «Пока-пока-покачивая перьями на шляпе…» Перья! Какая же шляпа без перьев! Оказалось, у родителей и на этот вопрос был подготовлен ответ: три пера из петушиного хвоста, переливающихся от изумрудного до иссиня-черного цвета, вскоре украсили бортики моего головного убора. Я был в восторге: моя мечта сбывалась на глазах.

Но всё же главный атрибут моего костюма, шпага, отсутствовал. На помощь пришёл папа: рубанком мы остругали длинный брусок. Папа брал мою руку в свою и терпеливо показывал, как надо работать с рубанком. Тонкая стружка завитками выползала из-под лезвия, ложась рядом, сцепляясь колечками. Основание готово. Нижнюю острую его часть мы обмотали серой плёнкой-фольгой, а на верхнюю, более широкую, надели верхний край пластиковой бутылки. Получилась, как мне тогда казалось, настоящая шпага. Целый день мы потратили на её изготовление, но результат превзошёл все мои ожидания.

Вскоре начинались новогодние ёлки в детском саду, в школе – у мамы
на работе, на каждой из них я демонстрировал свой костюм мушкетёра, сопровождая его словами:

Скрипит потёртое седло,

И вот меня сегодня

Попутным ветром занесло

На праздник новогодний.

Я смел, отважен и хитёр.

Я королевский мушкетер!

В плаще я и при шпаге.

Мне аплодировали, я чувствовал себя счастливым.

Вспоминая эту историю изготовления новогоднего костюма, сейчас я думаю, что счастлив я был не только от того, что сбылась моя мечта, но и от того, что осуществлять мне её помогали родные для меня люди – мои родители. Сейчас мне 16 лет, костюм давно уже мал, но он хранится (вместе с другими новогодними костюмами) в нашей домашней костюмерной, а маленькая шпага до сих пор излучает тепло отцовской ладони.

Горбатов Илья (a21vu_4458)
12.02.2018 г. 0 12