Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "Аромат мандаринов"

Город выглядит красиво. Особенно в рождественскую ночь. Тихие заснеженные улицы, по которым проезжают машины, теплые уютные дома со светящимися в темноте окнами, люди, спешащие по домам. Все такое красивое и… родное? Вот две старушки идут к одному из подъездов. В их пакетах сладкие леденцы и вязаные свитера – подарки для внуков. А вот дети с родителями лепят снеговика рядом с городской елкой, смеются, о чем-то разговаривают. Дома их ждут теплая кровать и яркие разноцветные книжки с веселыми рассказами. Вот двое друзей, бегут в расстегнутых куртках к ближайшему кафе. Везде так тихо, и в то же время неспокойно. Эта картина – как доказательство того, что жизнь прекрасна, просто мы не осознаем этого. Или же это не совсем так?

   ***

Анна открыла глаза. Боль пронизывала все тело и вызывала регулярные судороги. Она села на кровати скрестив ноги. Уже неделю ей снится один и тот же сон. Ее родной город, улица, приют, в котором она выросла – все это с высоты птичьего полета. Как будто Анна вскарабкалась на колокольню и оттуда смотрит на мир, а потом девушка просыпается в больничной палате. Снова врачи, процедуры, лекарства, капельницы и ужасные вопросы, что постоянно лезут в голову: «Я смогу побороть болезнь? Не многим это удавалось. А что если нет? Что тогда?»

Дверь медленно и бесшумно приоткрылась, позволяя тени проскользнуть в комнату, и сразу же быстро, но все еще тихо закрылась. Девушка резко повернула голову к двери.

 - Кто тут? – спросила она. Ответа не последовало. Анна удивилась. Ее лечащий врач должен был зайти ближе к вечеру, медсестры приходили в полдень для проверки самочувствия, а родственников у нее не было.

– Эй! Ты все еще здесь? – раздался смех. Тихий мягкий смех, хорошо ей знакомый.

– Лео, не смешно! – крикнула она, кинув в друга подушкой.

- Тише, тише, – сказал парень, и, подойдя к кровати, присел на край.

Анна познакомилась с Лео как только попала в больницу. У обоих не было желания общаться с психологами, оба не имели семьи и легко нашли общий язык, понимая боль друг друга. Лео был общительнее Анны и помогал ей справиться с грустными мыслями, они стали лучшими друзьями даже не заметив этого.

- Как думаешь, я умру? – этот вопрос, как контрольный выстрел в голову, ставит в тупик не давая ответа, оставляя в неизвестности.

- Ты видела какой снег выпал? – попытался отвлечь Анну Лео. - Давай я открою окно?

Не дождавшись ответа, он встал, продолжая рассказывать что-то о Рождестве.

Свежий воздух в виде легкого ветерка ворвался в палату, заставляя полупрозрачные занавески вздыматься чуть ли не до потолка. Снег блестел при лунном свете и отливался серебром. Восхищение сменила задумчивость. Девушка погрузилась в воспоминания и слова ее друга постепенно утихая растворялись в воздухе.

Старый домишка на окраине города – приют для брошенных детей. Стены украшены пыльным зеленым дождиком, на окнах висят самодельные бумажные снежинки. В главном зале большая елка с потрепанными мягкими игрушками и гирляндой. Короткая сказка на ночь от воспитательницы и простенький подарок под елкой на утро. Таким запомнилось Рождество Анне и многим воспитанникам того же приюта. Эти серые стены с высокими унылыми потолками не оживили бы наилучшие игрушки мира, что уж говорить про те, что сделаны детьми…

- Анна, ты меня слушала? – друг прервал ее мысли.

- Что? Прости, я задумалась.

- Опять ты со своей меланхолией! Заканчивай, лучше посмотри, что я тебе принес, – только теперь она заметила бумажный пакет, что держал в руках парень.

- Что это? Мандарины?

- Ага. Что-то не так?

- Нет. Просто, знаешь… все временно и относительно. Это, наверное, худшее в жизни. Ты не поймешь, что все было прекрасно, пока не станет хуже. И так до бесконечности, нет, так до конца.

- Но не все так плохо, – улыбнулся Лео. - Можно радоваться мелочам.

- Например, как мандарины?

- Да, именно как мандарины!

Лозовская Виктория (a21vu_2912)
05.02.2018 г. 0 17