Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "Новогодняя история"

За окном уже светало. Со скрипом открылась дверь маленького деревянного сельского дома, и Пётр Михайлович вышел на улицу, шаркая ногами. Солнце медленно и лениво поднималось из-за горизонта, плохо освещая небольшую деревушку. Старик поёжился и медленно побрёл в огород, где возле большого пня лежали чурки и уже распиленные дрова. Подойдя к пню, он ловко, как двадцатилетний юноша, выдернул из него топор и принялся колоть дрова одно за другим. Работал он довольно долго и, закончив дело, устало сел на пень.

Пётр Михайлович жил одиноко. Ему было за восемьдесят, но он был очень бодр для своего возраста, и, хотя его часто беспокоили разные болезни, он никогда не жаловался. Соседи не боялись одинокого старикаи даже любилиего, но, пожалуй, если бы их стали о нём расспрашивать, то они бы не сказали более, чем то, что живёт он один на краю посёлка и зовут его Пётр Михайлович. Почему-то никто не интересовался, кто он и откуда приехал, а сам он никому не рассказывал.

Солнце всё поднималось. В тот день было последнее воскресенье перед Новым годом. Отдохнув немного, старик положил дровав мешок, отправился домой и затопил печь, а затем пошёл чистить двор от снега. Спустя некоторое время, он увидел, как шумная компания детей с санками и лыжами уже спешила в лес, на горку. «После прогулки обязательно ко мне зайдут», - подумал он с улыбкой. Общаться с детьми ему всё-таки нравилось.

Тем временем ребята спешили в лес. Когда они добрались до горки, старшие стали толкать маленьких вниз и смотрели, как они летят на санках.

Один из подростков спросил подругу:

- Вы долго тут будете?

- Ну, мне кажется, мало кто уедет до Нового года! – сказала девочка. – Правда, нам придётся съездить разок, повидаться с ребятами из нашего клуба.

- Какого клуба? – спросил Андрей.

- Понимаешь, мы участники одного из многих клубов, которые помогают в розыске людей, разлучённых с родными, возможно, очень давно.Это те люди, которые живут в разных городах и даже странах, они вполне обеспеченные и устроенные граждане, но они не могут видеться со своими друзьями и родственниками, а мы помогаем имвстретиться, понимаешь?

- Ну а зачем же их искать? Они же не хотят видеть своих близких, поэтому и живут далеко… Какие же могут быть обстоятельства, чтобы им понадобился ваш клуб?

- Война! Ведь война разлучала родителей с детьми, братьев, сестёр, и теперь они даже знать не знают, где искать друг друга. Мы по разным источникам, спискам, фотографиям, из переписок с самими людьми ищем их родных, и, кстати, нам это часто удавалось. Обществ таких много. Конечно, собранием этим руководят взрослые, но ребят тоже берут.

Наконец, устав и замёрзнув, все отправились обратно. Приближаясь к посёлку, кто-то из малышей предложил зайти ко всем знакомому деду. Поэтому все дружно повернули налево и отправились к дому старика. Тот принял их радушно, пригласил в дом и заботливо разлил всем чай, слушая болтовню детворы.

- Вы бываете в городе? – спросила Настя.

- Иногда бываю, хотя что я там забыл? Мне и тут хорошо, живу один, никого не трогаю, и мне никто не мешает.

- Дедушка, а вы были на Новогодней ёлке в прошлом году? У вас же здесь такой праздник был, что даже, пожалуй, лучше, чем у нас в городе! – воскликнул Ваня.

Пётр Михайлович подумал и сказал медленно:

- Нет, не был. Я вообще не бываю на этих праздниках, что мне в них? Ну ёлка и ёлка. Я вон каждую неделю в лес хожу, там этих ёлок!

Все притихли. Маша робко нарушила молчание:

- Ну… как же так, Пётр Михалыч? Понятно, что ёлка самая обычная… Но она же красивая… праздничная! Это же всего раз в год! Неужели вы её и в детстве не любили? А дети были у вас?

После долгой паузы дед ответил:

- Да. Просто не люблю я этого всего. Тяжко жизнь сложилась, ребятки. Были у меня праздники, всякие праздники. Только не хочу я уже ничего такого. Да и возраст уже не тот.

Ребята замолчали. Наконец, Серёжа, самый старший, понял, что надо переменить тему разговора, и начал рассказывать что-то про театр, в котором он был с друзьями. Беседа стала оживлённее, ребята болтали и на другие темы, и, наконец, довольные и счастливые, оделись и вышли за ограду дома Петра Михайловича. Все благодарили его за тёплый приём и угощение, а он кивал головой и проводил детей до первого перекрёстка, после чего развернулся и побрёл домой.

Андрей разошёлся с друзьями в этом месте. Вдруг он вспомнил, что забыл кое-что рассказать Вадику, и побежал обратно. Пробегая перекрёсток, он остановился. У обочины дорожки на снегу лежал знакомый карманный ножик Петра Михайловича, который Андрей не раз видел у него в руках, и маленькая фотокарточка, порванная с одной стороны. Андрей понял, что это всё выпало из кармана деда. На фотографии был мальчик лет пяти, возможно, это и был Пётр Михайлович в детстве. Подобрав фотографию,Андрей положил её в карман и отправился обедать, решив отдать находку потом.

А друзья шли по большой дороге. Старшие подростки договорились встретиться после обеда. Выяснилось, что из города часов в пять приедет их друг Юра и привезёт необходимые материалы, поэтому уезжать им не надо.Ребята разошлись.

На время обеда наступило затишье. Пошёл снег.Люди сидели дома и отдыхали, многие спали. Было всего полпятого, но темнело очень рано. Вскоре стали зажигаться фонари.

Андрей, привыкший спать после обеда, проснулся. Он отправился на кухню, выпил чаю и вспомнил про ножик с фотографией и про Вадика. Друг жил ближе, чем Пётр Михайлович, поэтому Андрей быстро оделся и пошёл сначала к Вадику.

Зайдя в дом к приятелю, он обнаружил там всех старших ребят и высокого Юру, которого Андрей не знал. Ребята что-то обсуждали. Вадим встретил друга, но попросил, чтобы тот их пока не отвлекал. На столе лежало много бумаг, большая книга с какими-то списками, несколько фотографий и писем. Серёжа листал книгу, что-то сверял с письмами, а Юра, который отвечал за все документы, стоял ближе всех к столу и рассказывал про всё, что там лежало.

- Мы должны разобраться с делом вот этой девушки, и, кстати, вот тут живёт ещё один, его нам тоже поручили. Его отец однозначно должен быть в России.

- Ну давайте мы разберёмся с письмами и свяжемся ещё раз, если будет возможность. Ромка, а ну беги найди телефон и позвони в город, может, есть какая-то информация от наших.

Рома оделся и вышел на улицу.

- Где его письма? – спросила Настя.

Юра достал их и из одного конверта вынул фотографию.

- Это копия семейного фото сороковых годов. Вот этот маленький парень – это и есть наш знакомый, а вот рядом с ним сидит офицер – это его отец, который, если он жив, должен быть в России.

Андрей посмотрел на фото и обомлел. Рядом с офицером сидел мальчик, и на Андрея смотрело такое знакомое лицо! Парень стремглав подбежал к Юре, и, вырвав из рук фото, вынул из кармана клочок фотографии и приложил его к копии. Все ахнули – у Андрея в кармане действительно был оригинал.

А в это время на кровати в маленьком доме неподалёку лежал его одинокий житель. Он не спал. Старик смотрел в окно на падающий снег и о чём-то думал. Да, не мог он ходить на праздник. Что-то смутно напоминала ему эта новогодняя ёлка, и он не хотелеё видеть. У деда давно не было никакого ощущения новогоднего волшебства, всё отняла война, и жить с ожиданием чего-то казалось ему глупым. Он ничего никогда не ждал и не думал о будущем. Утомлённый этими мыслями, Пётр Михайлович задремал.

Андрей в смятении шёл по улице. Теребя ножик в кармане, он думал: «Как же так вышло, что я и не знал ничего? Он, оказывается, отставной офицер, быть может, очень известный, а живёт дедом Петей в маленьком посёлке! И я тоже хорош, даже никогда не поинтересовался о его прошлом!». Дойдя до дома Петра Михайловича, мальчик робко постучал в калитку. Ответа не было. Он постучал громче. Старик проснулся. Накинув тулуп, он вышел на двор.

- Здравствуйте, Пётр Михалыч. Я вам… принёс. Вы… уронили. На перекрёстке, – заикаясь, ответил мальчик и протянул ножик с фото.Дед взял находку, торопливо положил нож в карман и посмотрел на фотокарточку. Через некоторое время старик тихо протянул:

- Н-да… - и ушёл, забыв поблагодарить Андрея.

Постояв немного, парень наконец развернулся и тоже пошёл домой, убедившись, что старик больше не выйдет. В доме Вадика горел свет, хотя было достаточно поздно. Мальчик знал, что у ребят возник тайный план, который они во что бы то ни стало собирались осуществить до Нового года.

Следующие несколько дней протекли однообразно для Петра Михайловича. Дети к нему больше не заходили,и он жил как и раньше, не замечая, как все вокруг торопливо готовились к празднику. В деревню стекалось городское население, всем нравилось отмечать праздник на природе.

Так, незаметно для Петра Михайловича наступил канун Нового года. Выполнив с утра все дела по дому, он отправился в лес за хворостом. Шёл он не быстро, поэтому добрался только к четырём часам, и, набрав хвороста, пошёл обратно другой дорогой. И вдруг мимо него промчались большие сани, в которые был запряжён конь в яблоках. Там сидели молодые девушки и юноши, среди них были и знакомые деду подростки. Проехав ещё несколько метров, сани остановились. Когда старик поравнялся с ними, Маша окликнула его и предложила доехать до посёлка с ними. Обычно на санях в посёлке никто не ездил, но на праздники ребята всё же решили покататься. Конь жарко дышал на морозе, стряхивая снег с гривы. Уже смеркалось, и дед, сначала было отказавшийся, после недолгих уговоров всё же согласился поехать с ними. Когда все въехали на улицу, ведущую к главной площади, украшенной сияющими гирляндами, старик приподнялся и окликнул человека, управлявшего санями, чтобы тот остановился возле его дома, но его не услышали, а мальчишки посадили его обратно. Везде горели фонари, в окнах сверкали гирлянды, и празднично одетые люди оборачивались и весело махали им. На главной площади стояла большая ёлка, лавки с разными новогодними вещами, и гуляло много нарядных людей. Сани остановились. Молодые люди выскочили из них, помогая выйти девушкам, а Пётр Михайлович, забыв хворост, неуклюже выполз с другой стороны саней. Дед засеменил по направлению к дому, но Настя с Вадиком воскликнули:

- Куда же вы, дедушка, тут же праздник, побудьте с нами! – И повели его обратно. Управлявший санями отдал узду Серёже, а сам куда-то ушёл.

Наконец появился любимец детей – сказочный Дед Мороз. Толпа оживилась ещё больше. Он стал поздравлять всех, рассказывать новогодние стихи. Радостные дети вертелись вокруг него, а он дарил всем – и маленьким и взрослым – небольшие приятные подарки. Наконец он подошёл к Петру Михайловичу, который стоял в стороне и сказал, что для него тоже есть подарок. Дед усмехнулся и молча махнул рукой.

- Ну уж нет, у меня без подарков никто не уходит! – сказал тот и, взяв старика за руку, куда-то повёл. Дед ничего не понимал, но не сопротивлялся. Рядом с одной из лавок стоял человек лет пятидесяти и любовался безделушками. Когда они к нему подошли, человек обернулся.

Пётр Михайлович ошарашенно смотрел на него, не веря своим глазам. Наконец человек обнял обомлевшего Петра Михайловича.

- Здравствуй, папа!

Старик никак не мог прийти в себя. Он держал за плечи сына, не веря, что видит его, и не мог проронить ни слова. А Дед Мороз, который был и их ямщиком, и старшим членом поискового клуба, подошёл к ребятам. Все наблюдали за отцом и сыном, к которым,наконец, подошла Настя.

- Александр Петрович, ну пойдёмте уже к ёлке, а то замёрзнете!

Александр потащил отца к ёлке и стал восторженно говорить что-то, а старик ничего не слышал, а только припоминал ребяческое лицо сына, и все праздники, на которые он водил его, и тот страшный день, когда эвакуировали население, в то время как он сам был на фронте… Петру Михайловичу, который вернулся в родной город с орденами и не нашёл никого из своей семьи, рассказали, что мальчика суматошно посадили на поезд вместе с какими-то людьми и, должно быть, в беспорядочной толпе разлучили с матерью. Поезд увёз всех, и никто не знал, что сталось с Сашей. Долго ещё искал отец сведения об эвакуированных, ездил во многие места и видел свидетельство о гибели жены вдалеке от родного города. Но про своего сына ничего не слышал и решил, что его тоже убили. Пройдя всю войну, получив множество наград, он поселился в этом посёлке, одинокий, никому не известный, подавленный горем, дожив до седых волос. Не любил он вспоминать про весёлые праздники, на которые ходил, когда ещё сын был жив. Мог ли бедный старик подумать, что есть ещё чудеса на свете, и что в возрасте восьмидесяти с лишним лет он снова обретёт счастье!

А эти «чудеса» весело следовали за ними, довольные тем, что смогли закончить очередное дело и восстановить ещё одну семью. О судьбе матери им тоже было известно, но сын по их инициативе приехал под самый Новый год и в такой замечательный праздник встретился с отцом. Они специально подвезли старика к самой площади, зная, что сам он никогда не придёт.

Ёлка ярко сверкала, приближалась полночь и один из самых великолепных праздников. Дедушка чуть заметно улыбался и смотрел на весёлую толпу вокруг него, ещё не оправившийся от потрясения, но в глубине души, безусловно, абсолютно счастливый. Александр шутливо толкнул его под локоть:

- Послушай, пап, ты знаешь ребят, которые сидели с тобой в санях?

- Некоторых уже знаю, но не всех. А что?

- Мне кажется, я должен в уходящем году успеть познакомить тебя с твоими внуками!

Галушка Александра (a21vu_3345)
04.02.2018 г. 0 22