Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "Перерождение души"

Лес. Зима. С необъятного и бездонного неба не торопясь опускаются пушистые хлопья снега… Медленно, но верно, слой за слоем, старушка-зима окутывает природу холодным белым покрывалом. Высокие ели надели на свои тяжелые мохнатые лапы шерстяные носки из снега и так пригнули их до самой земли, как будто собираются пойти к кому-то в гости. Например, к замёрзшим без листьев стройным берёзкам, у которых слой снега на ветвях втрое толще их самих. Или к статным и величавым соснам с голыми черными стволами. Когда смотришь на покрытые инеем, словно тончайшим слоем серебра, деревья, то невольно поражаешься, с какой ювелирной точностью природа смогла создать такую необыкновенную красоту! Каким инструментом она орудовала? Человеку никогда не удастся сделать что-либо подобное! Даже повторить он не сможет! Ни картина, ни фотография не передадут той красоты, гармонии и величия, наблюдаемых  здесь  воочию!

Прекрасно в лесу зимой! Идёшь по ещё не тронутой никем тропинке и чувствуешь себя первопроходцем неизведанной ранее местности, по которой не ступала нога человека. Разные лесные животные, которые не впадают в долгую спячку, могут оставить на свежем снегу интересные следы: маленькие лапки хитрой лисы, перебегающей по какой-то надобности тропу, тяжёлые копыта целого стада угрюмых кабанов, лёгкие треугольные отметины прыжков  зайцев, трусливо передвигающихся от дерева к дереву, от куста к кусту. Ощущаешь единение с природой, осознаешь себя её неотъемлемой частью. В душе пробуждается непередаваемое чувство сыновьей любви и заботы: делая каждый шаг по припорошенной снегом дорожке, ощущаешь некую вину за то, что нарушаешь созданную долгим и упорным трудом гармонию зимнего леса.

Именно это видел и ощущал Валерий Варежкин, молодой и талантливый фотограф известного журнала, уехавший на новогодние праздники за город на отцовскую дачу, чтобы отдохнуть и заодно выполнить некоторые поручения своей редакции. «Лепота…», – думал он, глядя на окружающий его сказочный зимний лес: «Эх, везёт же местным: в такой красоте живут!» Валера очень любил природу, особенно зимнюю. Поэтому он и стал заниматься фотографией еще с детства. Позже увлечение переросло в любимую профессию. Сегодня он решил идти по следам лесных зверей, и с самого утра ему сопутствовала удача: он сумел заснять нескольких зайцев и одну лису. А сейчас он шёл по следам оленя или косули, точно он сказать не мог. Ещё перед отъездом он изучал отпечатки лап различных зверей, которых он мог бы встретить в лесу, но из-за своей жуткой  забывчивости Валера не взял приготовленную шпаргалку с видами лап и копыт, и определял, кому принадлежат следы на снегу, опираясь только на зрительную память, уже не раз его подводившую. «Третий час  иду, пора бы и передохнуть», - подумал фотограф и уселся на поваленную лиственницу. Вдруг слева в десяти шагах от него прошмыгнуло что-то маленькое и рыжее. «Опа, белка! Сейчас мы тебя цапнем!» - мысленно пригрозил зверьку Валера, достав из чехла свой ультрасовременный фотоаппарат. Белка спряталась на ели, но мгновенье спустя перепрыгнула на стоящую рядом сосну. «Не успел…», - огорчился Валера, как вдруг увидел какое-то движение на том же самом дереве. Он медленно прислонил фотоаппарат к глазу и замер в ожидании. Ещё секунда, и с игольчатой лапы посыпался снег, тут же прозвучал сначала щелчок объектива, затем как будто удивленный еле слышный писк маленького зверька. Мол, предупреждать надо, что фотографировать будете!

- Да! - воскликнул фотограф, - Это великолепно! Однозначно, первое место!

Кадр был действительно удачным, и если он займет призовое место на конкурсе зимних фотографий, то его автор получит немалый денежный приз, о котором давно мечтается. Валерию удалось поймать момент прыжка белки, когда задние лапы только оторвались от мохнатой ветки, а посыпавшийся рыхлый снег создал кружевную завесу под ней. «Сегодня явно мой день!» - радовался молодой человек: «Но где же термос с чаем? Неужели опять оставил его дома? Вот что называется рассеянный с улицы Бассейной!» – рассердился Валера на самого себя, почувствовав, что начинает замерзать, сидя неподвижно на одном месте уже продолжительное время. «Надо идти дальше». Обнаружив отсутствие чая, он вспомнил историю, что приключилась с ним за два дня до этого, когда он только приехал сюда.

Валера свернул к заправке, чтобы подкормить своего «железного коня»,   самому хлебнуть горячего напитка и выпить таблетку от головной боли, которая начала его мучить с полдороги. Рядом с заправочной станцией находилась автобусная остановка для междугородних рейсов, а возле неё прыгали и громко кричали четверо ребятишек, лет восьми – десяти. Было видно, что они давно ждут автобус и очень замёрзли. Заправив свой автомобиль, Валера отъехал от заправки, остановился недалеко от детей, вышел из машины и стал медленно вдыхать полной грудью в надежде, что пульсирующая в висках боль пойдет на убыль. Термос с чаем он держал в руках. Зачем он так демонстративно остановился именно в этом месте, одному Богу известно, но ребята увидели его и, посовещавшись, отправили к нему одного пацанёнка.

- Дядя, а вы случайно не во Владимировку едете?

- Во Владимировку, а тебе зачем это знать?

- Просто мы уже полтора часа ждем автобус, а он никак не приходит. Не могли бы вы нас подвезти, а то мы очень замёрзли!

- Нет, не могу, у меня мало места и ценная аппаратура, – соврал Валера. Места у него было достаточно, и аппаратура не настолько ценная. От появления детей головная боль только усилилась.

- Мы много места не займём!

- Нет, парень. Не надо так кричать, просто иди к своим дружкам.

- У нас деньги есть!

- Проваливай! - начинал сердится фотограф.

- Чаем хотя бы угостите! Холодно ведь!

Но Валерий уже сел в машину, захлопнул дверь, порылся в сумке, пытаясь найди забытую дома обезболивающую таблетку, и … уехал. Впоследствии он неоднократно задавал себе вопрос: почему же он так поступил? Но ответа не находилось.

 «Зря я, наверное, не помог им тогда» - подумал было фотограф, но потом, словно одумавшись, нашёл себе оправдание: «Хотя с какой стати я должен был помогать им? Я, во-первых, торопился, во-вторых, их было четверо, а значит, набиваясь в машину, они, и в самом деле, могли повредить аппаратуру, в-третьих, голова жутко болела, а детская болтовня на протяжении всей дороги никак не поспособствовала бы ее выздоровлению». После этого голос совести Валеры вроде приутих и он двинулся дальше.

Прошёл час, ни одного хорошего кадра он больше не сделал, ни одного зверя не встретил, и ко всему прочему сильно замёрз. Как назло поднялся ветер, и приятный снегопад превратился в буран. Ветер хлестал его по лицу, и несчастный фотограф брёл по лесу, опустив голову вниз, а потому неоднократно натыкался на деревья. Потихоньку пурга стала стихать, и, когда Валера поднял наконец голову и убрал капюшон, он увидел то, от чего у него перехватило дыхание, пульс участился вдвое, ноги подкосились, а в глазах помутнело. Перед ним стоял здоровенный кабан. Отважный фотоохотник был в некотором смысле не готов к такой «приятной» встрече. От неожиданности человек и зверь некоторое время в упор смотрели друг другу в глаза. Опомнившись, Валерий стал тихонько пятиться назад, когда же он отошёл метров на пять, кабан сделал какое-то движение, вроде как двинулся навстречу, во всяком случае так показалось фотографу, который в этот момент резко повернулся и ринулся наутёк. Кабан же, проводив беглеца недоумённым взглядом, постоял некоторое время на месте, развернулся и пошёл восвояси. Валера бежал куда глаза глядят, через чащу, через бурелом, по просеке, пока наконец не остановился, чтобы отдышаться. Увидев, что погони за ним нет, он почувствовал сильное облегчение: «Ну и страху же я натерпелся! И из-за чего? Из-за свиньи какой-то!» Нельзя сказать, что он был трусливым человеком, вовсе нет, просто эта короткая встреча с опасным зверем была настолько неожиданной для него, что он внезапно запаниковал. Он человек городской, и практически не имел опыта в общении с животными, тем более дикими и тем более хищными. «Вот ведь дурак! Остолоп! Пошёл в лес зимой один, без опыта, совершенно не подготовленный! Даже не посоветовался ни с кем! Дурак!» - корил себя Валера. В порыве гнева, перемешанного со страхом, он не заметил еле видимый из-под снега капкан и, естественно, угодил прямо в него. По волшебному зимнему лесу, окутанному снежной пеленой, раздался истошный крик неудачливого гостя. К счастью, в этот день фотограф надел хорошие сапоги из добротной кожи с толстой меховой подстежкой, и хотя капкан пробил их и вонзился в ступню, до кости вроде не достал. Валера рухнул в снег и жутко запаниковал. Так как шапку он потерял во время бегства, через пару минут он стал мерзнуть и вновь почувствовал потребность в согревающем чае. К тому же проснулся дикий голод. Ситуация – лучше не придумаешь. Тогда молодой человек вспомнил, что сосед по даче – старый приятель его отца, и решил связаться с ним через своих родителей: «Точно! Позвоню бате, а тот соседу, который придёт и вытащит меня, он же здесь каждый кустик знает!» Но как назло у телефона села батарея. В этот же момент обнаружилась пропажа фотоаппарата, оброненного во время улепётывания от кабана.

Через некоторое время вдалеке послышались человеческие голоса. Обрадовавшись такому счастливому случаю, Валерий закричал что есть мочи, и на его крик метнулось несколько фигур. Вернее сказать, маленьких человечков, потому как это были дети, четверо пацанят, которые два дня назад мёрзли от холода на автобусной остановке, когда фотограф не захотел им помочь.

- Ребятушки, добренькие, помогите, пожалуйста, я в капкан угодил! Позовите взрослых кого-нибудь! – взмолился Валера.

- Конечно, поможем! – сказал самый младший из них, конопатый мальчуган.

- Сейчас позовём! – прибавил мальчик, единственный из всех стоящий  на лыжах.

- Ребят! Так это ж тот мужик, что отказался подвозить нас, когда автобус не пришёл! – воскликнул мальчик, подходивший тогда с просьбой к Валерию, – Как же вас так угораздило, дядя?

- Да что вы стоите, делайте уже что-нибудь! – возмущённо воскликнул фотограф.

- А может, ну его? Он нам не помог, так и мы ничего ему не должны! – предложил четвёртый мальчик.

- Правда, пойдёмте отсюда! - поддержал его конопатый.

- Ну, вы чего? Ну, простите меня, пожалуйста! – взмолился  Валера, - Я ведь не думал, что оно так выйдет! Эй, пацан, как звать-то тебя?

- Меня - Олег, - ответил их вожак, - это Вова, на лыжах Гриша, а вот Даня.

- А меня Валера зовут. Хотите я вам денег дам? Только помогите!

- Не надо нам ваших денег! – оскорбленно возразил Олег.- Мы человеку и так можем помочь!

Олег умелым движением опытного охотника освободил ногу Валеры из капкана, осмотрел ее и огорченно покачал головой. После этого ребята, немного подумав, наломали еловых веток, связали их своими шарфами и уложили на импровизированные санки фотографа. Куда его тащат, он не спросил, однако, продолжалось это недолго, и через какое-то время они оказались у небольшой избушки. Рядом с ней находился  сарайчик, от которого неслись глухие звуки ударов по дереву. Здесь ребята оставили раненого фотоохотника и пошли кого-то искать. Валера лежал и стонал от боли. Вдруг над ним навис здоровый дед с длинной седой бородой, в мохнатой шапке, с топором в руках. От неожиданности фотограф вздрогнул. Как оказалось, это был лесник, дед Егор, к нему-то дети и притащили Валеру.

- Как же тебя угораздило так, а? –  лесник задал тот же самый вопрос, что прозвучал ранее из уст мальчишек.

- Это ж, чай, мой капкан будет, - продолжал размышление дед Егор, - а ты вышел на волчью тропу! Вот незадача! Тебе-то мы сейчас поможем, а вот серый опять улизнул, значит. Снова капкан на него придётся ставить!

- Деда Егор, довезёшь раненого до деревни? – поинтересовался Олег.

- Довезу, конечно. А вы дровами займитесь: наколите побольше, - с этими словами дед передал топор старшему из ребят.

Как позже выяснилось, фотограф попал в капкан, поставленный на досаждавшего в последнее время волка, почти у самой деревни. А отчаянный крик о помощи дети услышали,  когда пошли кататься с горки.

Валеру погрузили в машину и отвезли в больницу. Там ему аккуратно обработали рану и наложили повязку. Тело вроде не пострадало. Но в душе фотографа вдруг что-то перевернулось. Он понял, что был неправ тогда, на заправке, и во многих других случаях он тоже  ошибался. По дороге к врачу Валера переосмыслил свою жизнь. Ему стало стыдно за многие поступки, проявление равнодушия и выработанную годами позицию - «Меня ничего не касается». Эта предновогодняя прогулка по лесу стала для него важнейшим уроком жизни.

И вот спустя год фотограф в очередной раз приехал в те же места. Потерянный аппарат был найден старым лесником, передан Валере и  теперь по-прежнему безотказно фиксировал наблюдения своего хозяина. Но изменилось другое…С ребятами Валера постоянно поддерживал связь, частенько навещал их. Он полюбил детей, они растопили его ледяное, чёрствое сердце. Раньше единственным светлым местом в его душе была любовь к природе, но это всего лишь маленькая восковая свеча в огромном и тёмном каменном зале без окон. А дети стали искрой, давшей сильнейшее пламя любви и добра, которое полыхает в его душе, перекидывается на окружающих и согревает весь мир. Забыты старые обиды, решены проблемы, жизнь течет по-новому.

И только лес – свидетель перерождения души - всё тот же. Те же звериные следы видны на снегу, те же деревья царственно раскидывают свои ветви, те же птицы сидят на ветвях. Зимой в лесу как будто останавливается время. Всё вокруг такое бесконечное, необъятное, безмятежное и неповторимое. Снежинки спускаются с неба... Еловые лапы дрожат на весу… Кедры скрипят в тишине… Можно ли оторвать взгляд от такой красоты? Здесь прекрасно всё! И лес, зная силу своей власти над сердцами людей, так по-отечески мудро смотрит на них, как бы приглашая к осмыслению цели каждодневного бытия.

Баженов Марк (Ольга Кумандина)
23.02.2017 г. 2 109

Комментарии

Екатерина Пашкова
3 мая 2017 г., 21:34

Спасибо! Интересный рассказ.

Дмитрий
28 февраля 2017 г., 11:12

Хорошо !