Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "А зима будет большая..."

"А зима будет больша-а-а-я-а-а-а-а..."-  голос все вытягивал и вытягивал, и Ленке казалось, что это из нее тянут жилы, и она вдавливала и вдавливала голову в руки, пытаясь заглушить эти, так недавно отрадные, звуки. Вот уж воистину: от любви до ненависти один шаг! И то, что было радостью,  вдруг обернулось завистливой мукой: в программу новогоднего концерта включено выступление с любимой ленкиной песней нелюбимой одноклассницы. Не то чтобы они были соперницами, вовсе нет! И не то чтобы одна другой в чем-то перешла дорогу - и это стало мотивом нелюбви, тоже нет. А вот бывает так, вроде и не сделал человек тебе ничего плохого,  но даже смотреть на него тошно. И до вчерашнего дня Ленка и не смотрела, и не задумывалась даже, почему антипатия возникла именно к Юдиной. Раньше антипатия, а вот уже 24 часа - ненависть, до дрожи, до судорог, до сжатия кулаков, до ломоты в висках! Почему, ну почему именно Юдина будет петь? Вместо Ленки! И голос не лучше! И Ленка тоже не фальшивит! И вытягивает нотку за ноткой так ровненько, будто бисеринки нижет! А взяли эту...  Теперь она выводит за стеной, словно издеваясь над Ленкой, раз за разом, раз за разом... И ведь не уйти никуда - вот мука-то! ЛарБора потребовала подготовить, дождавшись конца репетиции, параграф, который  Ленка не выучила (а как тут выучишь?! когда в голове пульсирует: "не-я-не-я-не-я-не-я"!!!!).

Как же Ленка надеялась на этот концерт! В новую школу, где учился Андрей, она перевелась совсем недавно, в надежде, что будет видеть его каждый день, пусть недолго, во время перемен, пусть он и замечать до поры до времени её не станет, но ведь рядом! А там - кто знает!... И она фантазировала, воображая, как он наконец-то обратит внимания на новенькую из 9"Б": вот она споткнулась, а он её поддержал; или у неё не хватило денег на горячий бутерброд, а он предложил; или первоклашки, носясь как сумасшедшие, выбили сумку у нее из рук, а он помог собрать учебники; или... Да мало ли какой ерунды не придет в голову влюбленной девчонке! А концерт - это не фантазия. Это реальность. Тем более, что Лена знала:  она хорошо поёт. В прежней школе ни один праздник без неё не обходился, "нашей звёздочкой" звали. А в этой своих звёзд навалом... Вот и не сбудется теперь Ленкина мечта: не услышит её Андрей, а другой случай обратить на себя его внимание когда еще подвернется... Да и редко он в школе бывает: по какой-то особой программе - предуниверсарий - занимается... А скоро, через пять месяцев - ужас-то какой! - вообще школу закончит! И как тогда быть? Выходит все напрасно? Что с родителями поругалась из-за перевода, что столько друзей осталось там, "в прежней жизни",  что мотается с одного на другой конец города два раза в день? Хоть и небольшой городок, а на общественном транспорте ровно час добираться, да на остановке еще постоишь...  На концерт были возложены все надежды! Ведь музыкой, особенно бардовской песней, Андрей увлечен по-настоящему. Ленка никогда не забудет этот "сейшен" в загородном лагере, на котором впервые услышала чуть глуховатый его голос. В голос она и влюбилась сначала, а потом в один миг вобрала в себя целиком весь облик  гитариста и поняла, что судьба  её нашла.  Два часа, пока не закончилась та "творческая  встреча" двух соседних лагерей,  стали для Ленки невозможным счастьем. Вот бы тогда для него спеть! Как назло съеденное накануне мороженое (а она, вот дурища, слопала ещё и Виталькину порцию!На спор - кто быстрее!) сделало голос сиплым как у бомжа с десятилетним стажем пребывания на улице. Смена завершилась через день, но Ленка умудрилась через вожатых узнать имя и фамилию "своего". А дальше - поиски в соцсетях, попытка, глупая надо признать, заинтересовать собой через подставной ник, "вычисление" школы, в которой учится Андрей, баталия с родителями, недоумение "старых" учителей, сожалеющих, что "дурь переходного возраста" накрыла  их "звездочку".  Все позади! Она в его школе, и для него выбрана любимая визборовская,  а ещё мечталось, как услышит и предложит спеть вместе!..

Но петь будет Юдина. Ленка горестно вздохнула.  За окном апельсиново вспыхнул фонарь. Почему-то именно зимой свет уличных фонарей так сказочно мягок. Не удержавшись от соблазна, Ленка щелкнула выключателем, и в каморке, прилегавшей к актовому залу, где шла репетиция, настали сумерки. «Вот бы ещё узоры на стеклах!» - подумалось Ленке, но  пластиковые окна остались равнодушны к её желанию. Да и морозы были какие-то новогодние, «романтико-облегченные». В такие Ленка особенно любила гулять. Да и кто не любит? Если нет ветра, если мерцает снег, если редкие снежинки касаются щек холодными поцелуями или звезды алмазным крошевом оттеняют пронзительную черноту неба…

- Прикажешь до ночи ждать тебя? – Ленка, щурясь на ослепительный проем, который загромоздила собой ЛарБора – Лариса Борисовна, завуч школы и учитель географии в одном лице,  – повернулась. –  Готова? Или тройка в четверти нас устраивает и мы не будем тратить время завуча?

- Не устраивает. Будем, - резко мотнула головой Ленка, и ЛарБора хмыкнула.

- Лариса Борисовна, - за спиной завуча возникла Юдина, -  можно Вас…

- Что еще? – обернулась к ней ЛарБора.

- Зайцев афишу переделал и готов ее прикрепить. Посмотрите, пожалуйста, чтобы потом не перевешивать.

- А потом мне снова на третий этаж подниматься? Вы инфаркта моего хотите? Мне еще с Екимовой, - ЛарБора кивнула на Ленку, - разбираться. Пока она параграф не ответит, четверки ей не видать!

- Лариса Борисовна, - глуховатый голос пригвоздил Ленку к подоконнику. – Мне не доверите? Я малышню по параграфу погоняю, в радиорубке все отключу, зал закрою, а Вы с афишей разберётесь…

- Да, Андрей, тебе доверю, и, знаешь, спасибо, а то мне еще с отчетами сидеть сегодня  до ночи. Так и сделаем: проверь знание параграфа, потом мне о своей оценке скажешь, - ЛарБора крейсером выплыла в коридор, а Ленка зажмурила глаза: ей это снится? Или Андрей в самом деле  лицом к лицу стоит перед ней?

- Ну что, малышня, - Андрей включил свет и взял со стола учебник. – Что тут у тебя? А… Тоже не любил эту тему в экономической…Хочешь, сначала я расскажу, а ты потом повторишь? – он устало потер лоб рукой, и Ленка завороженно смотрела, как его веки, будто два занавеса, медленно шли вниз. Не дошли – он снова поднял глаза на неё и, приняв молчание за знак согласия, начал: «Промышленные ресурсы…»

- Я знаю, - выдохнула она с трудом, потому что горло перехватило. И ведь не врала! Все, что не укладывалось в голове с тех пор, как читала и читала этот треклятый параграф, ясненько, как некая схема, вдруг предстало в сознании. – А ЛарБоре ты можешь сказать все что хочешь, мне плевать, - Ленку трясло: три часа провести, слушая, как репетируют другие, и не понять, не почувствовать, что он там, за стеной!... – И я тебе не малышня. Тоже мне – «усатый нянь»!

         Он расхохотался:

-  Ну ты ёжик! Откуда про «Усатого няня» слышала? Этот фильм на моей памяти ни разу и не крутили по телеку. Моя мама его очень любит, всегда хохочет до слез, как девчонка!

У Ленки мысли и чувства метались как мыши летучие, застигнутые светом: откуда он знает, что ее семейное прозвище «Ёжик»? почему его маме нравится тот же фильм, что и ленкиной? почему он такой невозможный? как интересно запрокидывается его голова, когда хохочет, и эта жилка на шее, ма-а-а-ма!

- На малышню не дуйся, надо же подчеркнуть, кто здесь главный, - он ухмыльнулся, -  давай рассказывай быстрее, мне еще порепетировать одному хотелось, прежде чем все обесточить. А то ЛарБора явится выяснять, что так долго ей ключи не несут.

- А можно я послушаю, как ты играешь? – неужели это она сказала? Сказала! Душа пушилась, прыгала, лыбилась – точь в точь Снежка, когда расшалится, гоняясь за игрушечной мышью.

- А тебе бардовская нравится? Девчонкам обычно Нюш и Кридов подавай, - он улыбался.

- Да. Нет, - она торопилась, почти не вдумываясь в то, что лепит сейчас, - моя мама называет бардовские «отдушинками». Поёт их хорошо. И я...

- Ты тоже здорово поёшь.

         Что? Он слышал, как она поёт? Когда? Очевидно, её лицо в этот момент было очень  глупым, потому что он снова  ухмыльнулся:

-  Светка выделывается, когда поет. Понятно, что на нее смотреть интереснее, поэтому ЛарБора ее и выбрала. А у тебя и впрямь "отдушинка" получилась. А я, знаешь, хочу Сухановскую спеть - "В окне фиалки не дрожат". Есть две версии, не знаю, какую выбрать...

         Она, не отводя от него глаз, начала:

         В окне фиалки не дрожат,

Рябины ветвь не колыхнется,

         С небес поток янтарный льется,

         Снежинки медленно кружат...

         Дверь распахнулась. ЛарБора заполонила собой весь дверной проем, и черный силуэт оборвал звучавшую песню.

-        Андрей,  что так долго? Не знает что ли ничего?

-        Лариса Борисовна, простите. Заболтались. А можно, если Вам некогда, я Лену по дороге домой поспрашиваю? И ещё:  завтра на концерте можно мы вместе споём?...

"Юдина, прости меня! ЛарБора - Вы чудо! Какое счастье, что 24 часа назад прозвучало это сухое: "В следующий раз споешь, Екимова". И даже если Вы меня завтра будете гонять по всему учебнику и влепите трояк, я все равно буду желать Вам огромного-огромного счастья! Мое-то все равно больше!" - ликовала Ленка, и апельсины фонарей склонялись в единодушном согласье. А рядом шёл, на ходу все время стараясь развернуться к ней лицом, Андрей. Пусть зима будет большая!

Драгун Анастасия (a21vu_840)
23.02.2017 г. 1 19

Комментарии

Екатерина Пашкова
25 апреля 2017 г., 18:15

Замечательный рассказ! Спасибо!