Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "Если верить в чудо"

«Меня зовут Анастасия, мне тринадцать, и я больна раком лёгких» – с этих слов начинается каждый полдень каждого четверга. Не люблю ходить в группу поддержки. Но, по мнению мамы, я должна несмотря ни на что найти друзей. Я хожу сюда уже год, но – ни друзей, ни нормального общения. Сегодня мы, как всегда, начали со знакомства и закончили молитвой, несмотря на сочельник – особенный день перед рождеством. Нас угощали сладостями, и все были в хорошем настроении. Все кроме меня. Я была взволнованна и обеспокоена.

Три дня назад мы с родителями были на диагностике. Мне ничего не сказали, а попросили покинуть кабинет. Вскоре мама вышла вся в слезах, а у отца на лице читались грусть и отчаяние.  В палате я подошла к раковине –  умыться и снять напряжение. Взглянув в зеркало, я увидела зеленоглазую девушку. Как же хочу вновь расчёсывать длинные рыжие волосы. Парики терпеть не могу. Хочу свои волосы. Из-за химиотерапии их пока  нет. 

Я живу со своим диагнозом уже пять лет. Пять длинных лет! Излишняя забота родителей, общение одноклассников лишь из жалости и никакого понимания. Радости мало. О своём диагнозе я узнала в восемь лет. Тогда я толком не понимала, что это такое. Но  сейчас...

Сегодня  мне разрешили отпраздновать Рождество дома. Честно говоря, я совсем не умею готовить. Этим занимается мама. Папа куда- то ушёл, как всегда. Он ещё ни разу не праздновал с нами  рождество. У него была другая женщина. Если бы не я, они с мамой давно бы развелись. Поэтому я делала вид, что не знаю о его тайне.

На Рождество мы всегда дарили друг другу подарки. Но не в прошлом году. Потому что тогда я была в шаге от смерти. В этом году моим подарком родителям был танец. Мне противопоказаны физические нагрузки, но я очень хотела показать, что могу противостоять болезни. Я  люблю танцевать. Танец – это  моя ожившая мечта.

Мы уже сели с мамой за праздничный стол, как вдруг  зашел отец. У него в руках  было множество пакетов с подарками. Он улыбался искренно и ярко. Я его таким никогда не видела. Папа бросил на пороге пакеты, подбежал к маме, взял её на руки, закружил и крепко обнял. Он что-то ей прошептал. Я услышала его слова: «Прости меня. Я виноват. Я не был тебе верен. Но мне нужны только ты и Настя». Я была счастлива. Я  бросилась к папе и крепко-крепко обняла его.Тут папа вспомнил о подарках. Я принесла пакеты и достала первый подарок – небольшую бархатную коробочку.  В ней на темном бархате лежали два кольца – для меня и для мамы. Моё было в форме сердца  с блестящими кристалликами по краям. Кольцо для мамы было двойное, сделанное из двух половинок сердца. Папа надел одну половинку кольца маме, а вторую себе. Мама была счастлива. Я же ещё долго разбирала подарки. Чего там только не было! Когда я достала последний подарок, то от неожиданности вскрикнула. Это были ключи от машины.  Папа подарил маме машину. Мы побежала на улицу смотреть подарок. 

Когда мы вернулись в дом, родители обняли меня и хотели что-то сказать, но я их перебила: «Теперь моя очередь». Я включила музыку и начала танцевать, конечно, мои движения были слишком  плавными и осторожными, но я старалась изо всех сил. Когда я закончила танец,  мама подошла ко мне и вручила мне то, о чём я давно мечтала. Это был  абонемент на уроки танцев. Я долго не могла собраться с мыслями, но всё же решилась спросить: «Мама скажи честно. Я ведь долго не проживу?» Она не смогла сдержать слёз. Папина улыбка тот час исчезла. Я пожалела, что спросила. Папа посмотрел мне в глаза и ответил: «Ты проживёшь долгую и счастливую жизнь. Главное –  верить!» Он обнял меня. Это были самые тёплые объятия в моей жизни. 

Мы сели ужинать. Больше за вечер никто и не вспомнил о моей болезни. Некоторое время мы просто молчали, но потом папа с мамой разговорились о мировых новостях. А я сидела и думала о предстоящем дне, о танцевальной студии, о том примут ли меня в коллективе. Взглянув на часы,  я увидела, что  первое января уже наступило. И тут я вспомнила папины слова о вере. Душа моя сжалась от отчаяния, и из нее вырвался безмолвный крик о помощи. Кому я кричала, кого звала в полном молчании? Не знаю; моя душа плакала  о том, что хочет жить, как все дети, что хочет радоваться жизни. Я просила  помочь мне, спасти меня. Потом я не выдержала, разрыдалась и ушла в свою комнату, но вскоре я ощутила, что тяжесть жизни, так давившая мне все это время на плечи, ушла, что мне легко и спокойно дышится. Уже давно я ничего подобного не ощущала.

Утро было солнечным и дерзким. Я проснулась поздно. Взглянула на часы и поняла, что пора одеваться и ехать в студию «Smail». Мама зашла ко мне и принесла парик. Я решила его надеть. Не  хотелось, чтобы кто-то узнал, что я больна. Парик был копией моих настоящих волос. Рыжие, кудрявые, мягкие и шелковистые волосы...

Вскоре я была уже у администратора студии, а чуть позже отправилась в раздевалку. Здесь уже были две девушки: Лера и Кристина. Мы познакомились, и девочки рассказали мне о коллективе. Всего в нашей группе было десять человек. Девять девочек и один парень – Юра. Через минут десять в студии были уже все девушки. Юра появился позже. Высокий, русоволосый, он взглянул на меня и, улыбнувшись, сказал: «Привет, новенькая». Я покраснела от смущения, просто обычно парни не обращали на меня внимания. Но всё же я ответила: «Привет!» и робко улыбнулась.

Через несколько минут начались занятия. Час пролетел незаметно. Я была так увлечена танцами, что слова тренера: «Занятия подходят к концу, давайте попрощаемся» стали для меня полной неожиданностью. Мы поклонились, поаплодировали друг другу и отправились  в раздевалку.

Я уже уходила домой, как вдруг Юра окликнул меня и предложил пойти вместе погулять в эти выходные. Я  растерялась, но все же мне удалось выговорить: «Да». Его лицо осветилось улыбкой, он сказал: «Пока» и обнял меня на прощание. Я не ожидала этого, но мне было очень приятно.

На следующий день мы с родителями отправились на очередную диагностику. Доктор долго осматривал меня, прежде чем сказать то, что перевернуло  мою жизнь и жизнь моих родителей. «Это просто чудо. Я не могу объяснить ваш случай с медицинской точки зрения. Вы идёте на поправку. Если  бы  я не знал вас раньше, я бы сказал: «Вы здоровы!» В душе я закричала: «Ура!»,  а наяву просто улыбнулась. Родители были счастливы.

В субботу я пошла на прогулку с Юрой. Сначала мы просто гуляли, потом заглянули в кинотеатр на ужастик. Оказалось он, тоже любит фильмы ужасов, как и я. Кульминация  фильма была жуткой, я схватила Юру за руку и уткнулась в его плечо. Когда страх прошел, я, краснея, начала извиняться. Он лишь сказал: «Ничего, всё бывает. Если будет страшно, моё плечо к твоим услугам».  Я еле слышно рассмеялась. Да, мне впервые за три года искренне хотелось смеяться. Закончилась наша прогулка объятиями. Это были уже не те объятия, что на танцах, это было что-то большее.

Прошло семь лет... Я   учусь на стоматолога. Мой шкаф заполнен  медалями и кубками, которые я получала, занимаясь танцами. Вечерами я подрабатываю хореографом  в студии «Smail». Мои родители счастливы друг с другом, недавно они обвенчались. Юра сделал мне предложение, и я, конечно же, согласилась. Вы, наверное, думаете, как же моя болезнь? Я её окончательно поборола. И у меня свои рыженькие волосы. Мне не нужны парики. Только недавно я задумалась о том, что же произошло в ту рождественскую ночь. Теперь я это знаю, это знает и моя мама, и мой папа, и доктор, и Юра – произошло чудо. Бог услышал мои просьбы и молитвы. И теперь моя жизнь – обыкновенное человеческое счастье. Думаю, папа прав. Если верить в чудо, оно обязательно случится.

Максимова Полина (valchenko)
07.02.2017 г. 0 7