Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "Ночь в лесу"

"Конечно, я был ребенком, но снова твержу устало: прекрасное – невозможно, и все же существовало". Эдуардо Карранса.

За окном был лес. Молчаливый, глухой и ослепительно белый.

Снег ковром лежал на земле, клочьями повисал на потрескавшихся деревьях, словно заглушая все звуки, собираясь синими складками в тени чёрных, косматых елей. Мутное, зимнее небо быстро темнело. Неширокая, увязшая среди снега, дорожка извилисто петляла между деревьями, но машина упрямо пробиралась сквозь сугробы.

Стёпа растеряно смотрел в окно, водя пальцем по стеклу и стараясь запомнить этот глубокий сиреневый цвет зимних сумерек. Слишком живыми, слишком недавними были его    воспоминания о собственной слепоте. И слишком ярко горел огонь острого любопытства ко всему, что его окружало. Мальчика то и дело встряхивало, машина переваливалась через сугробы, и тогда он грустно думал, что они вряд ли выберутся к деревне с наступлением темноты.

- Наверное, дедушка и бабушка с Петькой нас уже ждут.

Машина вновь сделала рывок, с трудом протиснулась между завалами снега и резко остановилась, завязнув. Снег брызнул из- под колёс, мотор фыркнул. Но машина, дёрнувшись назад, почти не сдвинулась с места.

- Приехали, - отец обречённо посмотрел в окно, откинувшись на спинку сиденья. – Я говорил, что не надо было ехать после такого снегопада.

- Это наша семейная традиция, мы не могли не приехать! – привычно ответила мать, стоявшая горой за празднование Нового года в деревне. Но её голос слабо дрожал.

– Ты хочешь сказать, мы застряли на ночь глядя в лесу? Может быть, есть какая-нибудь ещё дорога…

- Мы что, проведём Новый год здесь? – Стёпа отвёл взгляд от окна и с интересом посмотрел на родителей. – Здорово! Давно хотел, эти ваши скучные традиции мне давно надоели.

Отец вздохнул и, отстегнув ремень, нерешительно покосился на мать.

- Я пойду посмотрю, далеко ли до шоссе. Я быстро, не волнуйся. Стёпа, пойдёшь со мной?..

***

- Уже почти стемнело, - голос Стёпы дрожал от любопытства и страха.

Они брели по лесу уже минут десять, но среди деревьев не было ни одного просвета или далёкого огня. Снег высился высокими холмами, сосны мешались с елями и плотной стеной окружали отца и сына, бредущих по узкой тропке. Первые мелкие звёзды высыпали в просветы крон деревьев.

- Боишься? В этой части леса нет хищников, ничего страшного с нами не случится. Зато очень хорошая погода, нам повезло, что не пришлось тут остановиться в сильнейший мороз, - отец взял сына за руку и сжал её. – Но до шоссе далеко. Надо возвращаться, действительно переждём ночь здесь.

И они пошли назад.

Чёрное небо глядело на них сквозь спутанные ветви сосняка, пар прерывистого дыхания клочьями таял в морозном воздухе. Стёпка слабо держал руку отца и шёл обратно, наступая на свои же следы, увязая в снегу по пояс. Он вертел головой по сторонам, жадно вбирая в себя холодную зимнюю ночь и нестойкий запах промерзшей хвои.

-Что это?

Стёпа остановился, вглядываясь в темноту до рези в глазах, и наклонился. Разгребая снег, он поднял огромное жёсткое перо и быстро обернулся к отцу.

- Смотри, что нашёл! Это перо обронила какая-то хищная птица? Орёл?

- Нет, у орла перья тёмные и широкие, - улыбнулся отец, оборачиваясь. – Это, наверное, мохноногий канюк. Зимняя хищная птица, очень красивая. Её легко узнать, как-нибудь я тебе её покажу.

- А как ты так быстро определил? – Стёпка прижал перо к себе и тихо двинулся за отцом.

- Это не очень сложно. Я раньше очень много времени проводил в лесу, в полях. Я ведь вырос в деревне, сын воли и леса, - отец тихо засмеялся. – Я даже не раз видел диких волков и медведей, бродил по лесу как у себя дома. Ну, так вот, перья у канюков белые, с тёмными бурыми полосками и крапинками. Если ты хочешь, мы можем на каникулах сходить погулять в лес. Я много интересного тебе покажу.

- Это было бы здорово! – выдохнул Стёпка. – А когда мы приедем в деревню?

- Я думаю, завтра… Переночуем в машине, сейчас на ночь глядя только заблудимся. Смотри, мы почти пришли.

Мать, едва завидев их в темноте, выскочила из машины.

- Где вы так в снегу извалялись?.. Стёпа, что это за перо? Немедленно выбрось!.. До шоссе далеко? Не выедем?

- Дороги замело, - отец обернулся, устало посмотрел на сугробы. – Будем пытаться выбраться завтра утром. До нормальной дороги очень далеко. Очень, - уточнил он, видя, как упрямо поджала губы мать.

- Хорошо. Хотя можно было бы и попытаться вызвать помощь, - недовольно пробормотала она и сердито посмотрела на чёрный лес. – Давайте вернёмся в машину.

- А я бы ещё немного погулял, - вздохнул Стёпка и схватил отца за руку. – Можно ведь? Совсем немного! Ну, пожалуйста!

Мать мгновенно обернулась к нему и нахмурила брови, глядя на невысокого, облепленного снегом Стёпку. Он робко прятал за спиной найденное перо, храбро тараща тёмные, блестящие глаза и сжимал руку отца, словно ища у него поддержки.

- Уже поздно, Стёпа, - мягко сказала мать. – Сейчас ведь темно, можно легко заблудиться. Сейчас включим обогреватель, обсохнем. Иди в машину, хорошо? Мы с отцом пока поговорим.

Стёпка кивнул и бросился к машине, на ходу отряхивая куртку от снега. Он на мгновение притормозил и посмотрел в тёмные окна, увидев смутные отражения сосен, плывущие по небу. Острый интерес, ожидание чуда и сказки, которое преследовало его весь день, пылали у него внутри. Он был обрадован и взволнован, чутко слушая, как его зовёт скрипящий ветер. Поэтому, наверное, даже не раздумывал над своим решеньем.

Родители оживлённо о чём-то говорили. И, кажется, даже не видели, как Стёпка убегал.

Обледеневший отпечаток небольшой лапки на снегу был почти не заметён. Неровная, изгибающаяся цепочка чьих-то следов петляла по поляне. Мальчик огляделся, чувствуя предательский страх и любопытство. Кто здесь был?..

Он чувствовал слабое сожаление о своём поступке. И пытался подавить это любопытством и интересом, а ещё веским уверением, что он ушёл совсем недалеко и быстро найдёт дорогу обратно. Стёпка почти не замёрз, хотя извалялся в снегу. Его сердце быстро билось, он часто и тихо дышал, не в силах справиться со странным и волнительным чувством волшебства.

Среди тусклой белизны снега мелькнули жёлтые искры. Мальчик засунул руку в карман и вытащил небольшой бумажный свёрток. Замирая под каждым шагом, дёргаясь от треска хрупкого наста, Стёпа медленно, крадучись, двинулся вперёд.

На мгновение промелькнула бледно-рыжая шерсть, среди снега показалась остроносая морда. Яркие янтарные глаза внимательно и настороженно смотрели на мальчишку. Зверь был небольшим и тощим, но твёрдо стоял на лапах и не думал убегать. Густой мех, засыпанный снегом, топорщился.

- Я тебя не трону, - зашептал Стёпка, остановившись, и осторожно развернул свёрток. Несколько ломтей куриного мяса, которое мама везла для праздничного стола, упали на снег перед лисом, брошенные детской рукой.

Рыжий хищник замер, тихо зарычал, обнюхивая угощения. Резко рванулся вперёд, схватил зубами подарок и бросился в чащу леса, мгновенно исчезнув среди деревьев.

Стёпка глубоко вздохнул и поднялся на дрожащих ногах.

- Это был молодой лис. Или очень голодный, - спокойно прозвучал голос позади мальчика. Тот вздрогнул, замер за мгновение и резко обернулся, со страхом глядя в лицо отца.

- Ты серьёзно думал, что я не замечу, как ты убегаешь? И позволю одному бродить по ночному лесу? – голос звучал строго. Отец внимательно посмотрел в глаза сына и вздохнул. - Тебе повезло, что этот лис подошёл так близко. Как я уже сказал, диких зверей не так просто увидеть.

- Ты не сердишься? – робко спросил Стёпа, покосившись на отца и пряча руки в карманы.

- Сержусь, - недовольно ответил отец. – Идём, погуляем ещё. Ты ведь понимаешь, что поступил плохо?

- Мне хотелось увидеть всё своими глазами, - буркнул Стёпка, проваливаясь в снег.

- Незнакомая местность, да ещё поздно вечером – плохо место для исследований, не правда ли? – сухо бросил отец и тут же виновато улыбнулся. – Если обещаешь больше никогда не вытворять такого, я могу показать тебе ещё что-нибудь.

Стёпка остановился, с надеждой посмотрел на отца и быстро закивал, понимая, что если он не пообещает, то их прогулка вряд ли состоится.

- Вот отлично, пошли. Здесь много низких деревьев и просторное поле. Возможно, нам посчастливится найти какую-нибудь птицу. Тетерева, например. Или белую куропатку, слышал о них?..

Стёпка, свернувшись клубком в машине и закутавшись в плед, задумчиво смотрел в окно. Он вспоминал прошлый новый год – довольно неинтересный, несмотря на все ожидания, проведённый в тесном кругу семьи. Зато новый интерес и острое любопытство к окружающему его миру вдруг вспыхнули с новой силой, и мальчик уже не мог усидеть на месте.

Они выбрались из машины, робко оглядывая незнакомый, слепо-чёрный мрак. Время уже близилось к полуночи и странное чувство страха и нетерпеливого ожидания терзало Стёпку. Мать улыбнулась ему, протягивая бенгальские огни, отец тихо щёлкнул зажигалкой.

Стёпка бережно взял в руки рассыпающийся золотой огонь. С тихим шипением искры взвились в холодный воздух, падая на снег и быстро исчезая. Темнота ещё больше сгустилась вокруг них, но никому не было страшно. Мальчик затаил дыхание, без возможности оторвать взгляд от огненных брызг, которые бросали на снег алые отблески и резко вспыхивали в темноте.

- А ведь правда не так плохо, что мы остались здесь? – нерешительно сказал Стёпка, кажется, больше обращаясь к огню в руках, чем к родителям. – Новый год должен быть особенным, он таким и получился. Правда?

- Конечно, правда, - негромко ответила мать. – И весь следующий год будет особенным.

Мальчик замолчал, видя, как медленно гаснут искры. Перед глазами его были сосны на чернильном небе и огромные леса, просторы полей. Он чувствовал что-то новое и странное, бьющее кончики пальцев слабым током, заставляющее его глубоко и медленно дышать.

Это была детская, светлая, незнакомая до этого любовь к тому, что окружало его.

Где-то далеко, за тысячи километров били куранты.

Новый год начался, и Стёпка точно знал, что он будет волшебным.

Трямкина Мария (Аникина Ольга Васильевна)
17.02.2017 г. 0 22