Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "Веришь - не веришь"

Хлопья снега, будто кружась в праздничном вальсе, с неимоверной скоростью падали на землю, и мы, ступая по ослепительно белым при лунном свете сугробам, чувствовали его хруст.

- Эх ты, Полина…- то и дело с неким упрёком обращались ко мне девчонки, еще быстрее двигаясь по заснеженной тропинке, - Зря ты не веришь, зря!

- А вот не верю и все! Ну не верю я во все эти сказки…и вам не советую! – отвечала я. И хоть сама знала, что звучало это вызывающе (ведь я одна придерживалась такого мнения), но уверенности в моём голосе становилось всё больше…- Всё это е-ру-нда!

- Хм... может ты не веришь потому, что боишься узнать правду, а?

- Я? правду боюсь узнать? – я громко рассмеялась. – Ой, да какая там правда…- вдруг, словно кто-то дёрнул меня за язык (причём этот кто-то наверняка был связан с нечистой силой) и я выпалила, - ничего я не боюсь! – была недолгая пауза, – да я сама буду участвовать, просто не буду верить… а участвовать, да запросто!

Подружки заулыбались, как бы одобряя моё решение, а вот сама я уже пожалела об этом…

Подняв голову вверх, можно было увидеть уйму звёзд…таких огромных где-то там, но казавшихся столь маленькими мне сейчас; но стоило обратить взгляд в сторону деревни, как представала вот какая картина: шесть девушек, то есть мы, в наскоро накинутых тулупах и уже с яркими от мороза румянцами на щеках спешили к краю деревушки, где стояла в общем-то ничем не примечательная изба.

Не прошло и десяти минут, как мы были на должном месте в должный час и трепетно ожидали Дашку у дверей. Двери отворились, и гостеприимная хозяйка сделала изящный жест правой рукой, приглашая нас в дом. Мы не заставили Дашку долго ждать ответа и молниеносно забежали в сени. Мороз был в ту ночь, ещё какой!.. Тщательно оттряхнув валенки от снега, мы поставили их в рядок около стенки в сенях… такие рядки образовывались на праздники, когда столы ломились от угощений, и смех гостей слышался в гостиной. Но сегодня был не праздник… сегодня начались святки (в тайную силу которых, честно сказать, я так старательно не верила и даже чуть-чуть презирала). Подружки упросили меня пойти «ну хоть за компанию», но упрашивать меня было совсем без надобности, потому что не верить- то не верю, а интересно всё равно!

- Всё готово, - как-то загадочно и очень торжественно произнесла Даша, - проходите в комнату.

Стараясь не показывать бушевавшее внутри волнение, я специально переступила порог комнаты первая. Свет разливался по комнате от толстенной свечи на деревянном столике. В полночный час до боли знакомая комната, где я бывала не раз, обрела совершенно иные черты, нежели в дневное время... её невозможно было узнать: всё казалось каким-то чужим, незнакомым… впрочем, как и сама хозяйка: в тёмном сарафане с чёрными блёстками на рукавах; атласный пояс туго затянул талию, а в кудрявых волосах была богатая камнями заколка. Хорошенько рассмотрев хозяйку, взгляды наши остановились на деревянном столике, стоявшем посреди комнаты. В центре его, недалеко от массивной свечи, стояла средних размеров, но достаточно глубокая чаша, наполненная водой; с разных сторон ее на двух вручную разукрашенных блюдцах лежали маленькие кусочки восковых свечей и скорлупки грецких орехов.

- Пора начинать!

- Да, самое время…

- Не знаю, отчего же я так волнуюсь… а может зря мы всё это затеяли? Ну будет это будущее и будет… да и ладно с ним! И вовсе необязательно нам того знать!

- Агась... Интриги! Страсти! Неожиданности, в конце концов! А так всё знать... ну не интересно же…

- Девчонки, ну что вы тоже, а? Мы ж не всё, а только чуть-чуть, самую малость... но если вы передумали…?!

- Ничего не передумали! Да ведь?

- Да, - послышалось с малой долей уверенности.

- Тогда начинаем!

После этих слов раздался чей-то негромкий чих (хотя, честно говоря, он больше походил на «фырк» кота), и, приняв этот чих за знак, разрешающий начинать действия, мы не хотели больше медлить.

Наши дрожащие руки потянулись к блюдцу с маленькими кусочками восковых свечей. Мы окружили стол и со старанием начали сооружать хоть и простейшую, но очень важную конструкцию: каждая аккуратно, чтобы не погнуть кончик свечи и случайно не поцарапать скорлупу ореха, начала вставлять свой кусочек восковой свечи в выбранную скорлупку. Еще впервые подойдя к столу, я заприметила одну скорлупу, с первого взгляда ничем не отличавшуюся от остальных, но что-то мне в ней понравилось: не то крупный размер, не то яркий цвет…и сама не знаю… , но в качестве основы выбрала я именно её. А вот кусочек свечки мне выбирать не пришлось, ибо в погоне за понравившейся скорлупой, все кусочки уже расхватали, и осталось, что осталось. Но всё же в тайне я осталась довольна собой, а точнее - выбранной скорлупой. Когда все были готовы, наступил, пожалуй, самый ответственный момент: стоило поднести свою «кувшинку» (сооружаемая нами конструкция и вправду немного напоминала её) к горевшей на столе свече, а после правильно опустить её на воду… от этого зависело, ровным счётом, всё!

Окна были закупорены, чтобы холодный зимний дух случайно не проник в избу, а занавески задёрнуты, ведь мало ли кто мог заметить тайные ритуалы. Всё то, что происходило сегодняшней ночью, никогда не считалось запретным в наших краях, а скорее даже, приветствовалось…, но нам всё равно как-то хотелось ограничиться от реального мира, ощутить что-то новое и неизведанное в полной мере. Несмотря на, как я уже упоминала, плотно завешанные занавески, с левой стороны, меж окном и вышитым краем ткани, образовалась узкая, длинная щель. И спустя несколько минут холодный лунный свет пробился в нашу комнату, и стало заметно, что снег перестал.

А мы тем временем начали друг за другом опускать на воду кувшинки, зажжённые от огромной свечи, яркий свет которой, казалось, никогда не иссякнет. Моя кувшинка была опущена третьей, и уже успела столкнуться с опущенными ранее кувшинками Марины и её сестры Машки. У меня возникло впечатление, что какое-то странное течение действует на неё, как будто что-то вечно толкает её из-под низу и заставляет двигаться в непонятные стороны, то вдоль, то поперёк, по чаше. Волновалась ли я? Честно вам сказать? Честность, - пожалуй, одна из основ хорошего человека, так что - да, волнение моё было уже нескрываемым. «Только не тони, только держись!» - думала я, и будто зачарованная, смотрела на скорлупу ореха, со вставленным в неё и горевшим кусочком свечки. Когда все кувшинки были опущены в просторы чаши, я подняла глаза на подруг. Дашка, представляя себя как хозяйка, выглядела спокойно, и лишь то сильнее, то слабее сжимающийся в ее руке кусочек сарафана, мог дать понять, что сердце её трепетало не меньше моего. Слегка сведённые брови и прищуренные глаза, крепко вцепившиеся в свою кувшинку, были абсолютно у всех. Всё происходило в идеальной тишине, которую вдруг внезапно разбавило шептание Маши:

- Ну не тони же ты! Не тони! Что ж ты делаешь, несчастная! – обращалась она с неимоверной горечью к кувшинке. – Эээх! – и огромные слёзы хлынули из её глаз. Её маленькая, аккуратненькая кувшинка пошла ко дну… А что же это значило? А вот именно то, чего и боялись: коли потонула твоя кувшинка, то суждено тебе умереть незамужнею! Какое наказание, а ещё и для первой красавицы деревни!

- Не значит это ничего, совершенно не значит! – обнявши её, и уже совершенно забывши о своей собственной кувшинке, шепнула я. – Вот я во всё это не верю! – сказала я громче, - и тебе, моя дорогая, говорю, не верь! За тобой и так, поди, все парни деревни бегают, а ты сопли распустила тут!

Дружные наши, жалеющие и ободряющие её речи, скоро остановили слёзы, и привели в чувства. Тем временем, случайно вспомнив о гадании, я взглянула в чашу!

- Вот  те на! – сказал протяжно кто-то, и все ринулись обнимать теперь меня. Я стояла, словно приколоченная к полу, и с каким-то неописуемым, но всё же радостным чувством смотрела на свою, первую из всех погасшую, кувшинку.

- Везучая ты, Полина, а! Вот не веришь всё, не веришь! А замуж раньше нас всех выскочишь!

Считается, что та, чья свечка погаснет первой, скорее всех выйдет замуж, а та, чья последней, наоборот позже всех.

- А жених-то кто, Полин? Познакомь! – к тому времени девочки уже перестали меня обнимать, и интерес заиграл в их глазах. Я рассмеялась и пожала плечами.

- Ничего, – уверенно произнесла Даша, подходя ко мне, -  найдём тебе жениха! Не проблема!

Вдруг за окном послышался странный шум, и взглянув в его сторону, мы обнаружили, что занавески были раздвинуты!

- Ты раздвигала? – скоро спросила Дашка, и получив отрицательное мотание головой в ответ, переспросила всех: никто не открывал.

- Занавески были задвинуты… сейчас они совершенно распахнуты… и при том никто их не открывал… – как бы про себя, но всё же вслух произнесла хозяйка. Что за… – и тут, не договорив, она крикнула, -  Глядите! Там, на снегу!

Недалеко от окна, на белоснежном снегу, стояла средних размеров, плетёная корзинка. Забывши о кувшинках и обо всём прочем, мы бросились через сени на улицу, и, оббежав вокруг дома, оказались возле неё. Снег был вытоптан лишь под корзинкой, а вокруг - пышный, высокий и нетронутый метров за пять! Удивительно, но вокруг и вправду не было никаких следов. Мы подошли ближе, и удивлённо переглядываясь, рассматривали корзину. Сверху она была аккуратно прикрыта узорными, вышитыми вручную салфетками. Кто это сделал? Для нас ли? Что в корзинке? И как она попала сюда? Сразу миллионы вопросов носились в моей голове, и с каждым мгновением их становилось всё больше. И спустя несколько секунд, когда интерес переборол даже страх, я решительно подошла к корзинке и подняла её. Какая тяжёлая - то!

- Что там, что?

- А если это происки нечистой силы?

- Ну открывай же уже, раз взяла!

- Не томи! Открывай!

Я выдохнула и плавно подняла нарядно расшитые салфетки. Сверху лежали румяные баранки, а под ними - красные большие яблоки.

Каменева Анастасия (golonat)
02.02.2017 г. 0 6