Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "Артисты - пародисты"

– Как же всё-таки я люблю праздники, –  думал Алёшка, заканчивая раскрашивать цветными карандашами рисунок, нарисованный для родных в подарок к Новому году. 

Рисунок получился красивым, на голубом фоне Дед Мороз и Снегурка со зверьками. Алёшка вытянул вперед руку и, отводя её, то влево, то вправо, любовался своим рисунком.

– Так, –  удовлетворённо сказал он, – одно дело сделано. Надо только лучше спрятать его, чтобы маме на глаза не попался, а то сюрприза не получится.

Бережно сложил в картонную папку листок с рисунком и запихнул его в ящик письменного стола в самый низ, подальше от глаз. И потирая довольно руки, задумался.

– Да, – вспомнил Алёшка, – ещё надо выучить частушки к школьному концерту, и примерить платье Снегурочки. 

Концерт был шуточным. Надоели ребятам однообразные Дед Мороз и Снегурочка. Поэтому общим голосованием учеников было принято решение: праздник организовать в виде концерта с пародией. 

При воспоминании о платье, Алёшкины щёки зарделись, как утренняя заря. Ему не очень-то хотелось в него наряжаться, но они с Антоном должны были быть Снегурками, и петь частушки в девчачьих нарядах с бантами на голове и девчачьими голосами, а не читать стихи в обыкновенных костюмах. 

Они долго отказывались, но петь так хорошо, как они, никто не умел, и мальчики нехотя согласились. 

Алёшка достал из ранца листки бумаги с текстом частушек и пробежал по ним глазами. 

– Ничего сложного нет, –  сказал он и вздохнул. Уж очень не хотелось ему исполнять роль девчонки. Но делать нечего, согласие своё он дал, назад дороги не было.

Подошёл к зеркалу и, представляя, что напротив него стоит Антон стал шепотом читать текст.

–  Вроде ничего, получается, надо попробовать его петь, –  сказал Алёшка.

Потоптавшись у зеркала,  неуверенно запел, да так тихо, что едва сам себя услышал.

–  Надо тебе Алёшка громче петь, –  сам себе сказал он, –  что это за репетиция такая, если ничего не слышно.

Приосанившись, поставил руки в боки, набрав в легкие больше воздуха,  и почувствовав себя настоящим артистом, запел девчачьим  тоненьким  голоском:

– Вам споют сейчас частушки,
Две весёлые подружки.
– Ручками нам хлопайте,
Ножками потопайте!

Получилось очень смешно. Голос  его был больше похож на мышиный писк, чем на пение девчачьим голосом. Алёшка, перестал смеяться, сделал серьёзным выражение лица и снова запел, стараясь, чтобы голос не был слишком писклявым. Получилось хорошо, только очень уж тихо.

–  Эх, чего стесняться, –  махнул рукой Алёшка, надо громче петь.

Он снова поставил руки в боки, прокашлялся и запел:

– Вам споют сейчас частушки,

Две…

На этом слове его пение было прервано бабушкой заглянувшей к нему в комнату:

– Алёшенька, у нас гости? –  спросила она и обвела глазами комнату.

– Бабуль, да нет у нас никаких гостей, –  смутившись, ответил Алёшка.

–  А кто это пел сейчас девичьим голосом? –  поинтересовалась  бабушка. 

– Так это по телевизору концерт показывают, –  сказал Алёшка и метнул свой взгляд на телевизор.

Бабушка, уловив его взгляд, тоже взглянула на телевизор и ахнула:

–  Алёшенька, так телевизор-то не включен!

– Ну, и что, я его только - что выключил, –  стал выкручиваться из неловкой ситуации Алёшка.

– Ты, бабуль, иди, иди, а то мне ещё заниматься нужно.

Бабушка ушла, потом вернулась и, осмотрев комнату и вздохнув, сказала:

– Ну, и чудеса!

Репетиция была испорчена, настроение тоже.

– Да, – вздохнул Алёшка, – не дадут мне тут порепетировать. Может платье пока примерить, которое мне учительница принесла.

Алёшка достал из сумки пакет с платьем и чуть не заплакал. Платье было розового цвета, с рюшами по подолу и рукавам. По всему платью рассыпался горох того же цвета, что и платье, только темнее. На груди была брошь, в виде кошечки держащей  в лапке букетик цветов. Там же, в пакете лежал уже завязанный большой розовый бант вместо кокошника.

Алёшка медленно опустился перед зеркалом на пол, и из его голубых огромных глаз с черными длиннющими ресницами выкатилась скупая мужская слеза. 

- Хотя бы костюм дали нормальный! - подумал он, - Просто издевательство! Мало того, что Снегурочка, так ещё и пародия. Ну и вляпался!

За дверью послышались чьи-то шаги и Алёшка, вскочив на ноги, поспешно впихнул платье  вместе с бантом в шкаф.

В комнату заглянула бабушка:

– Алёшенька, я в магазин хочу сходить, присмотри за сестричкой, ладно?

Прижимаясь спиной к шкафу, боясь, как бы из него не вывалилось ненароком платье, Алёшка сказал:

– Иди, бабуль, иди, я присмотрю за Леночкой. 

И только тогда облегчённо вздохнул, когда услышал, как за бабашкой захлопнулась дверь.

Повернувшись к зеркалу, увидел своё растерянное и даже слегка испуганное лицо и облегчённо вздохнул.

– Всё будет хорошо, –  сказал он и подмигнул себе в зеркале.

Получилось, очень смешно и Алёшка улыбнулся.

Достал из шкафа платье приложил к себе, потом положил себе на голову бант.

– А что? Очень даже похож на девчонку! Румян добавлю, пудры, глядишь, никто и не узнает меня.

Алешка надел на себя розовое платье, на голову положил бант. Повертелся перед зеркалом туда-сюда и  остался доволен собой. Только вот бант всё время падал с головы. Волосы были короткими и бант плохо держался. 

–  Как же у Леночки бант держится, у неё ведь волосики тоже короткие? –  удивился Алёшка.

Он пошел в комнату сестры. Та играла с куклами и напевала песенку. Склонился к её голове и увидел рядом с бантом маленькую заколку для волос.

– Лен, а дай мне на время свою заколку, –  попросил он сестру, – я её тебе потом отдам.

– Ага, ишь какой хитренький! Потеряешь, как потом отдашь, –  сказала Леночка и прикрыла заколку ладонью. –  Мальчики заколки не носят, вот!

– Да я только на время возьму, на одну минуточку, и сразу отдам, –  стал упрашивать её Алёшка.

– Не дам, не дам, не дам, –  стала твердить Леночка, отодвигаясь от него.

– Ну и ладно, без неё обойдусь, –  рассердился Алёшка.

Вернулся  комнату, дверь изнутри подпёр стулом, чтобы Леночка случайно не вошла, и стал надевать платье. Положил на голову бант и, включив для конспирации  телевизор,  принялся репетировать.   

По телевизору шёл какой-то концерт, приуроченный к Международному женскому дню.

Зазвонил телефон, Алёшка вздрогнул так, как будто его застали за чем-то нехорошим, и стал лихорадочно стаскивать с себя платье. Второпях запутался в нём, что-то затрещало. Краем глаза Алёшка успел заметить, что оторвался край рюши.

Схватив телефон одной рукой,  другой стал он лихорадочно запихивать злополучное платье в шкаф и, нажав кнопку, ответил как можно спокойнее:

– Алло, я слушаю!

– Лёха, привет! –  заорал в трубке голос Антона, –  ты что делаешь?

–  А ты? –  уклончиво спросил Алёшка.

–  Я репетирую, смешно получается.

–  Я тоже репетирую, давай по телефону репетировать? –  предложил он Антону.

Репетиция заняла 20 минут, пока в квартире не появилась бабушка. Пришлось репетицию перенести на следующий день. 

Так прошла неделя, и наступил тот самый ответственный праздничный день. Зал был полон, в основном там сидели мамы, бабушки и, конечно же, учителя.

Алёшка и Антон очень волновались, придирчиво осматривали друг друга.

– Ой, Лёха, тебя совсем не узнать! –  восхищенно сказал Антон. Твоя мама ни за что тебя не узнает.

– Это хорошо, –  довольным голосом сказал Алёшка, не очень-то и хочется, чтобы узнала.

Вокруг суетились ребята, кто-то что-то репетировал, кто-то  выносил декорации к своему выступлению. Какая-то девочка в спортивном купальнике сидела на шпагате.

– Слышишь Лёха, у меня на юбке слабая резинка, как бы во время выступления она с меня не свалилась, –  поделился своими страхами Антон.

– Да ты не боись, не свалится, – ответил ему Алёшка, разглядывая  зал из-за портьеры.

В зале яблоку негде было упасть. Во втором ряду сидела его мама, он её сразу увидел.

–  Узнает, как есть узнает, –  пробормотал Алёшка, отходя вглубь кулис.

Начинался концерт выходом Снегурочек. Антон шел, придерживая у пояса юбку, резинка которой окончательно ослабла и юбка могла в любую минуту соскользнуть. Тут же заиграла новогодняя песенка. У  Алешки от волнения вспотели ладони, и тряслись коленки. Слова частушки  выскочили из головы. Он набрал  полную грудь воздуха и, взглянув  мельком в сторону кулис, где лежали так поразившие его подушки, и стоял Микки - Маус с оторванным ухом, запел тонюсеньким голоском:

–  Вам споют сейчас частушки,
Разноцветные подушки.
– Ушками нам хлопайте,
Ножками потопайте!

Зал зашелся в хохоте, Антон стал подавать ему какие-то знаки, и случайно отпустил пояс юбки, и та свалилась к его ногам. Зал захохотал ещё громче. Антон от волнения не почувствовал свалившейся с него юбки и запел:

–  Мы Снегурки  хоть куда,
Только вот одна беда.
– Двойки получаем,
Себя не уважаем!

Алёшка не мог понять, почему весь зал заходиться в хохоте. 

–  Наверно понравилось, как мы  поём, вот и радуются, – подумал он. И воспрянув духом, запел было свой куплет, но увидев, что с Антона свалилась юбка, и видны мужские трусы, забыл слова и запел, первое, что пришло ему на ум:

–  Хороши у нас наряды, 
Просто загляденье.
– У Тамары и Алины,
Сегодня  выступленье!

Допев куплет, придуманный на ходу, Алешка стал пальцем показывать Антону на свалившуюся юбку. Антон кивнул головой в знак согласия, мол, понял, понял, надо приплясывать, и запел, притопывая ногами:

–  В этот праздничный денёк,
Шлём мы свой вам поздравок.

И стал притопывать в такт ногами, отчего юбка обвилась вокруг его ног.

– Удивляются родные,
Мы  такие, заводные!

На последнем слове Антон хотел посильнее и задорнее  топнуть ногой, но всё-таки запутался в юбке и упал.

Алёшка открыл было рот, чтобы продолжить куплет, как услышал голос Антона:

–  Ой!

Решив, что пора заканчивать своё выступление, он запел:

–  Мы пропели вам друзья,
Весёлые частушки.
– Уходить уж нам пора,

И, скосив глаза на Антона, который никак не мог выпутаться из юбки, закончил куплет:

Уведём под ручки! 

Алёшка попытался  поднять Антона. Но ему это не удалось. И он, подхватив друга под мышки,  поволок со сцены за кулисы.

Зал хохотал и аплодировал стоя, вытирая на глазах слёзы. Несколько раз Алёшку и Антона вызывали  на бис. Они кланялись и не могли понять, почему им так бурно аплодируют. 

За сценой, к ним подошёл руководитель драматического кружка и сказал:

– Молодцы ребята! Хорошую новогоднюю пародию придумали! Поздравляю! - и пожал им руки. –  А может, вы ко мне в кружок запишитесь? Нам такие актёры, ой, как нужны.

Алёшка приосанился и деловито сказал:

–  Нам ещё подумать надо. Может, и запишемся, –   и хитро подмигнул Антону. Вот так-то!

Половникова Вероника (a21vu_236)
24.01.2017 г. 0 11