Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "Чтобы меня любили…"

Снег падал крупными хлопьями на землю, покрывая ее махровым покрывалом. Навалившиеся сугробы сверкали под светом яркого полумесяца и его сестричек-звезд, освещая темный зимний вечер своим серебристым сиянием. Канун Нового года. На улицах и без того малолюдного поселка не было ни души – все суетились в своих маленьких уютных квартирках в окружении семьи и близких друзей, готовясь к празднику. Тишину нарушали скрипучие легкие шажки какого-то мальчугана. На голову, обрамленную потемневшими от грязи сальными светлыми кудряшками, была натянута ставшая уже маленькой вязаная шапка с облезлым помпоном. «Мой ангелок», - говорила его мама, расчесывая непослушные кудряшки сына. «Разбойник», «драчун», «оборванец» – думали о нем жители поселка, обходя стороной. Темно-синяя стеганая куртка, надетая на выцветший коричневый свитер, протертые штанишки, испачканные пятнами грязи, - мальчишка проводил много времени на улице, никто не знал, почему он не хотел находиться дома в окружении хорошей и доброжелательной, на их взгляд, семьи, кроме одной девочки, к дому которой он сейчас и направлялся, засунув руки в карманы и понурив голову.

Он проходил мимо кирпичных двухэтажных домов старой постройки и пытался заглядывать в окна, которые были удачно низко расположены. В каждом из них он видел счастливую семейную идиллию: родственники и близкие друзья дарили друг другу свои улыбки, смех и любовь. Мальчик ощутил себя таким одиноким, он так давно не чувствовал чьей-то любви и заботы. Да и кто мог дарить их ему? Вот уже как больше года матери нет с ним: тяжелая болезнь и слабый организм сделали свое дело, и даже вера была тут бессильна. Был ли у него отец? Мальчик уже начал сомневаться в этом, гнев и тоска одолели его, и он со всей силы, которая только могла быть в хрупком юном теле, пнул валявшуюся на дороге пустую стеклянную бутылку – верного спутника его отца после смерти жены. Но злость и обида никуда не исчезли, мальчик громко вздохнул и побрел дальше.

Наконец он дошел до нужного дома и прильнул к знакомому окну: внутри царила такая же праздничная атмосфера, как и в остальных квартирах. Мальчик постучал пальцами по стеклу, чтобы привлечь внимание его темноволосой смуглой подруги, находящейся по ту сторону окна: она накрывала стол вместе со своей бабушкой. Девочка обернулась на стук, но, как она опасалась, мальчика в окне заметила и бабушка.

- Что здесь делает этот оборванец? – обозлилась пожилая женщина.

- Бабушка, - начала девочка, - понимаешь, его семья… - но была прервана.

- Его семья - очень милые люди. Наташенька, мачеха его, была прекрасным ребенком, и не сомневаюсь, что сейчас она выросла прекрасной женщиной и заботливой матерью. Она радушно приняла твоего… друга, - это слово женщина произнесла с неким отвращением.

- Его зовут Глеб, - вставила девочка.

- Да кого это волнует! Наташа приняла его в свою семью, Глеба твоего. И что она получает взамен? Эльвирочка, посмотри на него, - обратилась она к внучке, - ходит весь грязный и драный. Позор семьи! А отец-то, вроде, приличный человек, а как Машеньку, дочку Наташкину от первого брака, любит, души в ней не чает.

«В этом-то и проблема», - подумала про себя девочка.

- И свалился же на их голову такой оборванец! – женщина продолжала причитать, а потом снова обратилась к внучке. – Послушай, дорогая, я не желаю, чтобы в новогоднюю ночь он и ему подобные слонялись под моими окнами, прогони его. Давай, давай, - и вернулась к своему занятию.

- Ничего ты не понимаешь, бабушка, - еле слышно сказала Эльвира и вздохнула.

Она обернулась посмотреть на Глеба и встретилась с ним взглядом: он выглядел таким несчастным и одиноким. Сейчас ей так хотелось утешить его, показать, что он не один в этом мире, но она лишь повертела головой в разные стороны в знак отказа, подчинившись воле бабушки, и мальчик исчез.

Глеб знал, что все так произойдет, глупо было надеяться. Теперь мальчик окончательно удостоверился в том, что будет в полном одиночестве в эту волшебную ночь. Он не знал, сколько он уже ходит кругами по пустынным улицам города, становилось все темнее, снег падал и падал и обязательно норовил оказаться под курточкой. Несмотря на то что это была удивительно теплая зимняя ночь, Глеб все равно уже замерз. Но возвращаться домой он не собирался и присел, прислонившись к стене дома рядом с чьим-то окном. Глеб вытянул шею и заглянул в окно: все уже сидели за столом и о чем-то разговаривали, накладывая себе новогодние салаты. В животе мальчика что-то заурчало, но он постарался не обращать на это внимания. «Наверное, скоро будет речь президента, а потом бой курантов», - подумал Глеб, как вдруг его взгляд привлек выделявшийся на белом сверкающем снегу коричневый комочек.

- Привет, дружище, - мальчик протянул руку к комочку и погладил его по шерстке .– Это был маленький щенок. – Ты не замерз, приятель? Иди сюда, - Глеб вытащил щенка из снега и положил к себе на колени. – А ты тяжелый малый, хоть и костлявый. И что ты тут делаешь? Где твоя мама, малыш? – мальчик заглянул в грустные черные собачьи глаза и все понял. – Значит, мы с тобой два сапога пара. Моей мамы тоже больше нет, но, знаешь, она всегда приглядывает за мной. Оттуда, - он указал пальцем на темно-синее небо, увенчанное яркими звездами. – Моя мама теперь там, на одной из этих звезд, и я очень рад, что могу видеть ее каждую ночь. Может, и твоя мама там же. Было бы здорово, если бы наши мамы встретились, не находишь, друг? Знаешь, у меня есть вторая мама, мачеха, она неплохая женщина, но очень ревни… - мальчика прервали громкие радостные крики, раздававшиеся из окна. – Куранты бьют. Эй, приятель, нужно загадать желание. Что бы ты ни загадал в новогоднюю ночь, обязательно сбудется. Только я тебе не скажу, что я загадаю, а то не сбудется.

«Желаю, чтобы меня любили».

Новый друг мальчика свернулся калачиком на его коленях и мирно заснул, чувствуя, что он в безопасности. Глеб сильно зажмурил глаза и повторял про себя свое желание, надеясь, что так оно быстрее сбудется.

«Чтобы меня любили…»

Комиссарова Анастасия (Кустова)
16.02.2015 г. 0 231