Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "Метель"

Метель начинается всегда постепенно. Сначала дует слабый ветер. Гоняя по истоптанным грязным тротуарам и дорогам седые космы поземки. На закраинах дорог появляются небольшие, резко выделяющиеся по цвету зубья-переметы. Потом начинается снегопад.

Редкие снежинки косо летят по ветру, залезая под одежду, холодными иглами колют лицо и шею. Постепенно ветер усиливается, усиливается и снегопад, и вот все уже вокруг, как в тумане.
Носится бешеный ветер, швыряя в лицо пригоршни холодного чистого снега. Деревья стонут под напором ледяного ветра, гнутся, стучатся друг о друга ветками, и кажется, что в мире не осталось ничего неподвижного, все крутится в неистовой карусели метели.

Сумасшедший ветер с таким напором давит на все встречающееся ему на пути, что идти против него почти невозможно, к тому же глаза залепляет снегом. Даже дышать становится трудно. Дрожат стекла окон, кажется, еще чуть-чуть и они лопнут. Зубья-переметы на дорогах превращаются в сугробы, в которых вязнут и машины, и люди. Такая снежная круговерть может продолжаться несколько дней.

Приятно оказаться в метель в теплом, уютном деревенском доме. Вой ветра в трубах печек, ветка яблони стучит в окошко, занесенное на половину снегом, как будто просится в дом. Ленивый рыжий кот дремлет на русской печке, а бабушка ставит на стол дымящиеся паром ароматные блинчики со сметаной. Всю ночь за стенкой дома, у которой стоит старая железная кровать, беснуется февральская вьюга, завывает на разные голоса, стучит и ломится в окна и двери.

На улице не видно ни людей, ни птиц, ни животных. Все попрятались по укромным углам: собаки забились в будки и сараи, воробьи – на чердаки домов, и только, наверное, бедные вороны сидят где-нибудь на голых деревьях и жмутся к стволам, прячась от пронизывающего ветра и холодных снеговых игл.

Засыпаешь под теплым одеялом под стоны метели с благодарностью далекому предку, спрятавшемуся в пещеру и сумевшему развести костер. А на утро, проснувшись и глянув в окно, вдруг обнаруживаешь, что мир изменился: стоит удивительная, после двухдневной метели, тишина. Соседний дом до середины окон завален громадным сугробом. С крыш свисают длиннющие косы наметенного снега.

Сугробы такие огромные, что не узнать мест. Знакомых с раннего детства. Даже исхоженный и знакомый до последнего камешка бабушкин огород, стал неизведанной горной страной, в дальнем конце которой высится белая скала, в которую превратился старый покосившийся сарай. Дедушка в старом полушубке, с трудом открыв заваленную снегом дверь, уже чистит дорожки на улицу и к сараю большой деревянной лопатой. Дорожки, прокопанные дедом в сугробах, похожи на военные траншеи. Они такие же глубокие и с насыпью по краям. А снег такой белый под лучами восходящего солнца, что глаза невольно зажмуриваются. И становится радостно на душе, как будто вместе с улетевшим ветром унеслись все невзгоды.

Матюшкин Дмитрий (Света16)
09.01.2015 г. 0 718