Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "Рождественское чудо"

Я рос в непростые времена: послевоенные годы, родители погибли, и мы с моей младшей сестрой на шее у доброй бабушки. Бабуля пыталась дать нам все самое лучшее: часто недоедала сама, но всегда старалась хоть как-то прокормить нас. Я навсегда запомнил тёплый огонёк её глаз, бледную кожу, густую седую косу и морщинки, которые,  словно паутинка, опутали её мудрое, уставшее лицо. Она любила нас как-то по-особенному – тихо, молчаливо, но беззаветно (неслучайно говорят, что любовь бабушки к внукам не сравнима ни с какой  другой любовью!).

Помню одну из послевоенных зим в нашей деревне. Когда температура воздуха была не слишком низкой,  я вместе со своей сестрёнкой ходил в школу в соседний посёлок, потому что в нашей деревне школы не было. Правда, «походы» эти удавались нам не часто: тяжело было в сильнейший мороз отправляться в такую даль, особенно с больной сестрой. Ниночка наша чуть только немного промёрзнет – сразу хворает. И никакими отварами не получалось быстро поставить её на ноги.

Вот и в тот год, в конце декабря, сестра опять заболела: щуплое тело Ниночки сотрясал  жуткий кашель, она вся горела и бредила. Мы с  бабушкой пытались ей хоть как-то помочь: обтирали холодной водой, поили сладкой водичкой, - но всё безрезультатно. А что мы могли сделать, если лекарств у нас не было, да и еды практически тоже?! Если бы можно было сварить бульон да дать его сестре, но… в то время об этом приходилось только мечтать.

Иногда я просыпался среди ночи и слышал тихий бабушкин шёпот, как пчелиное жужжание звучащий из угла, в котором висела икона Божьей Матери. Бабуля смотрела слезящимися глазами на икону и тихо шевелила губами, обращаясь к сияющему лику. Что она просила, я не слышал, но догадывался, что молится она не за себя, а за мою сестру Ниночку. Каждый раз эта картина завораживала меня, и я опять погружался в сон под  тихое бабушкино бормотание.

Вот настал канун Рождества. Сестре никак не становилось легче. Я давно уже перестал верить в чудо, тем более что и стол праздничный нам накрыть было нечем. Да и какой может быть праздник,  если Ниночка никак не могла победить болезнь? Только бабушка кудахтала над сестрой, пытаясь напоить её очередным целебным отваром. В канун святого праздника  она только чаще приговаривала: "Верьте, дети, верьте, Бог все видит, все знает, не переставайте верить,  и  Ниночка обязательно встанет на ноги".

Честно говоря, ее словам тогда я не придавал никакого значения и пропускал их мимо ушей:  слишком уж велик был мой страх вслед за родителями потерять ещё и сестру.  Я, одиннадцатилетний мальчишка, видел, как моя сестра с каждым днем становилась все слабее и слабее от болезни и постоянного недоедания. Я и сам еле передвигал ноги: ели мы одну кашу на воде, на завтрак бабушка делила между нами кусочек чёрного хлеба. А как нам хотелось ощутить на языке вкус "леденцов", которые  давным-давно, ещё до войны, из жженого сахара делали нам с сестрой родители! Ниночка любила леденцы больше всего на свете. Мне казалось, что если бы хоть один леденец оказался в тот момент на языке сестры, она бы обязательно выздоровела.

И вот наступил Сочельник. Этим  до дрожи холодным утром я был дома – каникулы же. Встав с кровати, вдруг обратил внимание на беспокойное выражение бабушкиного лица. Я понял ее без слов: сестра совсем плоха. Нину кидало то в жар, то в холод, сама она была белая,  как мел, а во взгляде больше не было никакого желания бороться с болезнью.

Бабушка, тревожно поглядывая на внучку, искала на вешалке свою шаль, чтобы выйти на улицу. Тогда я подумал, зачем в такой мороз идти на улицу, но тут  вспомнил, что со вчерашнего дня в доме не было никакой еды. А ещё мне было очень жаль сестру, которая обессиленно лежала на кровати и даже не пыталась бороться за жизнь. Нина как две капли воды напоминала мне маму, её взгляд окутывал меня счастливыми воспоминаниями о времени, когда я был совсем мал, но так счастлив. Светлые волосы Нины совсем утратили блеск, бросались в глаза фарфоровая кожа и синяки под глазами. Я любил сестру и не мог её потерять, поэтому, вспомнив наставления бабушки, стал тихонько молиться, потому что в трудных ситуациях только вера порождает лучик надежды.

Бабушка ве5рнулась домой, когда на улице уже стало вечереть. Я сразу увидел, что на ней прямо лица нет. Испугавшись, что случилось ещё какая-то неприятность, я не торопился к ней подойти. И вдруг бабуля расплакалась, но при этом глаза её заискрились счастьем. Оказалось, что когда она переходила от соседей к соседям, пытаясь достать хоть какой-то еды, чтобы накормить нас с сестрой, то уронила в снег очки, а когда начала искать их на ощупь, ведь без очков она видела совсем плохо, нашарила в снегу какой-то предмет, завернутый в тряпку. Развязала она тот узелок и глазам своим не поверила: внутри оказался большой кусок сала и часы на цепочке. Для нас это стало настоящим чудом! Позже бабушка смогла выменять часы на продукты и лекарства, которые помогли сестре встать на ноги.

Это чудо, свершившееся в канун Рождества, стало для меня знаком – если верить, то счастье обязательно придёт в твой дом. Эту мудрость я передал и своим детям. Каждый год, в Рождество, они вместе со мной ждут, что обязательно случится чудо. Главное – верить!..

Кобякова Анфиса (a21vu_12559)
04.02.2021 г. 0 2