Сказки о Новом годе, Рождестве и зиме — проза

Сказка "Чудеса да и только"

Давно это было, ещё во время войны. В далекой сибирской деревне жила семья. Отец и дед на войну ушли, фашистов бить, а в доме только и остались мамаша с четырьмя девчонками, мал мала меньше.

А тут прямо перед Рождеством приехала в деревню машина, обыкновенный грузовик, только кузов фанерой закрыт, а внутри лавочки установлены, чтобы можно было пассажиров перевозить. На этом грузовике привезли группу детдомовцев в эвакуацию. Восемь мальчишек и три девочки. Местные жители прибежали посмотреть на новеньких, а водитель и говорит: «Разбирай, народ, детей по дворам, а то их воспитательницу и ещё пятерых ребяток в дороге немчура постреляла. Куда их определять мне не известно»

Люди по началу опешили, самим-то пережить тяжёлое время, а тут ещё детишек выкормить надо… Тут одна женщина всплеснула руками и громко так сказала: «Да что ж мы стоим-то, они же голодные! Не бросать же их?» И все стали потихоньку зазывать к себе по одному подкидышей. Вроде бы всех разобрали, но одна девочка в грузовике притаилась и ждет своей участи. Слабая она была, и сама спуститься на землю не смогла. Её заметила та мамаша с четырьмя дочками. Она и окликнула белокурою малышку: «А ты чего там замерла? Пойдем к нам.»

Так и оказалась Танюшка Терехова в большой семье Никаноровых. Познакомилась с мамашей – тетей Фросей и четырьмя её дочками – Машей, Катей, Ксюшей и Аленкой.

Однажды пошла Танюша с девчонками в лес за хворостом, шли они долго, маленькие веточки закидывали на большие салазки, которые тянули Маша и Катя. А тут на пути сугроб. Танюша хотела пройти поверх сугроба, да провалилась…

Она и не поняла сначала, где она находится. Вроде бы темно должно быть, а вокруг сверкает всё и переливается. А солнца не видать, бриллианты повсюду. Встала Танюша, отряхнулась от снега, посмотрела вокруг. А всюду и деревья, и холмики, и травинки – все изо льда, который сверкает так, аж глазам больно. И только сейчас Танюша поняла, что ей ни холодно, ни есть, ни пить не хочется, а на душе спокойно так, как тогда, когда мама ещё не потерялась.

Танюша подумала: «Раз мне так хорошо, значит мама рядом. Пусть случится чудо! Пусть я её снова увижу! Пусть…» Только она так подумала, как одна из тысячи ледяных искорок стала отделяться от остальных и увеличиваться. И вот перед девочкой в воздухе летает самый настоящий Ангелочек. Хорошенький такой, в хрустальном платьице, хрустальных туфельках, а вокруг его миленькой головки сияет нимб. И куда бы Ангел не повернул голову, нимб всегда позади затылка оказывался. Танюша смотрит и глазам своим не верит. А Ангелочек тихонечко так полетал около Танюшиного личика, от того ей еще теплее стало, и начал ручками махать, будто зовет куда. Таня и пошла за ним без оглядки. Через некоторое время она увидела, что идет по дорожке, выстланной пушистыми облаками, а внизу темный лес с треугольными верхушками сосен и причудливыми ветвями деревьев, названия которых она пока ещё не выучила.

Так шла Танюша за Ангелом сама и не знала долго или нет. Но облачная дорожка стала наклоняться всё ниже и ниже к земле. А потом и вовсе превратилась в ступеньки, которые летали сами по себе. Вдруг Ангелочек замер, повернулся к Танюше лицом, погладил своей тепленькой ладошкой по её щеке и растворился в воздухе, как и не было его вовсе. И дорожка, и ступеньки из облаков пропали.

Танюше как-то сразу холодно стало. Посмотрела она по сторонам, видит, что стоит у порога тети Фросиного дома, а в окнах свет горит. Дернула Танюша ручку двери, прошла через сени в комнату, а там за столом сидят Фрося и все её девочки и плачут. Танюша у них спрашивает: «Что случилось? Почему вы все плачете?» В комнате тихо стало, только и слышно, как маленькая Аленка всхлипывает. Тетя Фрося руками всплеснула и говорит: «Так это мы потому, что тебя потеряли. Пока светло было всей деревней по лесу искали. А ты, вот, сама нашлась…» Кинулись они её обнимать да целовать.

Позже, когда все успокоились, Танюша рассказала свою удивительную историю. А Аленка как вскрикнет: «Я тоже хочу Ангелочка посмотреть!» И побежала к входной двери. Тетя Фрося и не успела глазом моргнуть, как Аленка на крыльце была. Все бросились за ней, высыпали на крыльцо, а там на белой искристой скатерти лежит огромная краюха белого настоящего хлеба. Фрося его взяла в охапку, девчонок в дом загнала, на стол положила хлеб и заплакала.

Этого хлеба хватило семье до самого Крещения. Потом вся деревня ещё долго приходила к Никаноровым это историю послушать, да хлебушка покушать. Приходил и старый дед Илья, выслушал всё и сказал: «Чудны дела твои Господи! Чудеса, да и только!»

А по весне тот же грузовик привез ещё группу ребят из детского дома, только теперь с воспитательницей Олесей Павловной Тереховой.

Карпунина Екатерина (a21vu_4488)
19.02.2018 г. 0 38