Сказки о Новом годе, Рождестве и зиме — проза

Сказка "Чёрный кот и обратный отсчёт"

Мелодичный голос матери раздался со стороны гостиной:

- Синичка, погляди что здесь!

Марина, услышав в предложении озорные нотки, с восторженным вздохом резво слезла с кровати и пошлепала босыми ногами по паркету.

Порывисто открыв дверь, девочка сделала несколько робких шагов в полутемную гостиную, освещенную лишь веселыми огоньками гирлянд. А рядом с переливающейся елкой присела на колени мама, на плечо которой папа положил свою ладонь. В глазах обоих теплилось тихое, но ощутимое счастье с какой-то примесью почти незаметной печали. Не обратив на это внимания, она с радостными восклицаниями кинулась к родным в объятия, однако почти сразу выскользнула, чтобы рассмотреть подарки в яркой оберточной бумаге.

Неловко дёргая за ленточку, Марина наконец распаковала обертку, открыла коробку и... наткнулась на пустоту. Опешив на секунду, девочка обернулась. Застывшие улыбки родителей и их остекленевшие глаза начали наводить на нее панику, какая только может быть у пятилетней девочки.

- Ма-ам... - протянула малышка, когда материнская ладонь легла ей на щеку.

- Мы тебя любим, - сказала мама, а черты ее лица неожиданно стали расплываться.

Марина с нарастающим ужасом наблюдала, как ее мама и папа буквально растворялись в воздухе...

С приглушенным криком Марина распахнула глаза и порывисто села на кровати.

- Это все сон, это все сон... - шептала она, сжимая и разжимая мятые простыни.

Посмотрев на знакомый витраж вместо окон, деревянный крест на стене, она, наконец, пришла в себя. Откинув влажную от пота челку со лба, двенадцатилетняя Марина спустила ноги с кровати и направилась к комоду с серьезным намерением проветриться. Стараясь не разбудить своих соседей по комнате, двух девочек-близняшек Лиду и Надю и мальчика Дениса, она надела плотные штаны и завязала смольные волосы сзади ленточкой, накинула темную куртку.

Бесшумно проскользнув мимо жилых комнат, заглянув в центральный неф, но оставив комнату без внимания, Марина вышла из храма на морозный воздух. Прислонившись спиной к стене, она прижала холодные ладони к разгоряченным щекам, но вдруг почувствовала влагу на лице. Девочка мысленно отругала себя за слезы и, наскоро вытерев щеки, двинулась в ближайший переулок.

Марина пыталась выкинуть из головы фрагменты кошмара, снившегося ей на протяжении последних лет каждую ночь на Рождество. Пыталась стереть из памяти тонкие черты лица матери и лазурные глаза отца... Петляя по улицам и переулкам, она совершенно не замечала колючего холода, забравшегося под воротник.

В конце концов, она на мгновенье остановилась на площади, ослепленная ярким светом гирлянд и фонарей, когда насыщенный запах хвои и сладостей приятно взбудоражил сознание. Марина окинула взором картину перед глазами. Уютные магазинчики с открытыми дверьми наполнены пряными ароматами и излучают мягкое свечение гирлянд и свечек. На самой площади, казалось, стало теплей от множества тел. И елка на самом виду, наряженная отполированными блестящими шарами, яркими мигающими игрушками и повязанными на все ветки желтыми ленточками, олицетворяющими желания людей, как принято в их городке, невозмутимо и горделиво смотрела свысока на всех присутствовавших.

Сама того не заметив, Марина оказалась у небольшой ели, скупо обмотанной парой ленточек и шаров. Скрестив руки на груди, девочка почти с презрением наблюдала за людьми с раскрасневшимися лицами и лихорадочным блеском в глазах.

- Они все обманщики, - пробормотала Марина, непонятно, к кому, обращаясь, - На самом деле они ничем не лучше остальных, просто лучше скрывают свое безразличие.

Должно быть, со стороны она выглядит сумасшедшей нелюдимой девочкой, разговаривающей с елкой.

"Ну и пусть, - проскользнула бунтарская мысль, - Мои особенности - не их дело".

- А мы с тобой особенные, - доверительно склонившись к дереву, тихо проговорила девочка.

"А вот и шизофрения", - выдало подсознание, но Марина только отмахнулась от этих рассуждений.

Выудив из волос ленточку, она аккуратно повязала ее на еловую лапку, не замечая густых прядей, рассыпавшихся по ее плечам. С озорным и чуть безумным блеском в глазах, она заговорила.

- Свои желания я доверяю тебе, - начала она монолог, - Значит, так...

И остановилась. Чего пожелать? Чтобы крушения самолета, в котором погибли ее родители, не случилось? Чтобы они не пострадали? Или оказаться с ними в тот день на борту?..

Отвлекло Марину от мрачных мыслей легкое прикосновение к ногам. Напрягшись всем телом, она медленно опустила взгляд... и со смешком выдохнула. Глядя на нее изумрудными глазами, вокруг ботинок Марины извивался черный кот, даже ещё котенок. С полуулыбкой она взяла обаятельное животное на руки. Поглаживая черную шерсть, она, наконец, проговорила:

- Вот что, хочу новую куртку, альбом с угольным карандашом, книгу..., - Марина опустила взгляд на свои руки, - ... оставить себе кота и...

"Семью", - почти вырвалось у нее, но тут девочка услышала оклик, заглушающий все остальные звуки:

- Марина! Марина!

- Слишком быстро она меня нашла, - пробормотала она, выискивая взглядом сестру Аннет, но, не найдя знакомой фигуры, распахнула куртку и запихнула туда протестующего кота, направилась быстрым шагом в строну храма, накинув на голову капюшон. Зная этот городок, как свои пять пальцев, Марина быстро нашла дорогу обратно. И вот, из-за крыш домов выглянули острые шпили.

***

- Марина, подъем! - пропел голос Аннет, повышенный на столько фальцетов, что, казалось, стекла треснут.

Испуганно распахнув глаза, Марина порывисто села на смятом одеяле. Как оказалось, вчера она даже не удосужилась снять верхнюю одежду. Впрочем, в этом не было нужды - сестры и так, наверняка, прознали о ее ночной вылазке. Марина готовилась к самому худшему. Но преувеличенно внимательный взгляд старшей сестры Аннет, девушки лет двадцати, всерьез встревожил Марину. Чтобы от своей нервозности не начать кусать ногти, девочка окинула взглядом комнату и нашла свое спасение.

- А где остальные? - спросила она, едва сдерживая желание сглотнуть.

- Уже за столом, - ответила Аннет, - Я просто дала поспать тебе немного подольше.

"Здесь что-то не так", - подумала девочка, чувствуя еще больший прилив беспокойства.

А Аннет все продолжала стоять.

- Я сейчас подойду, - выдавила Марина в ответ (сестра не сдвинулась), - Мне нужно умыться.

Только после этих слов Аннет оставила ее в  покое. Но перед выходом сказала, кивнув на пакет, неожиданно образовавшийся на тумбочке.

- Это для тебя.

И вышла за дверь.

Даже не взглянув в сторону загадочного пакета, Марина со скоростью света спустилась с кровати и провела рукой под ней, там, где вчера оставила куртку.

Вытащив темную материю на свет, она медленно расстегнула молнию. И с облегчением запустила тонкие пальцы в редкую кошачью шерсть. Поглаживая спину всё ещё не просыпающегося кота, слушая его тихое сопение, она медленно думала, что с ним делать дальше, но едва услышав эхо шагов за стеной, закончила свое занятие и оттащила куртку обратно.

Марина сегодня поскупилась на утренние процедуры, лишь брызнув холодной водой себе в лицо и прополоскав рот зубной пастой. Уже переодевшись в ежедневное черное платье в пол, она замешкалась у двери, бросив взгляд на тумбочку возле своей аккуратно заправленной кровати. Вначале, посчитав, что Аннет подарила ей новую порцию книг, она отложила просмотр подарка, но сейчас, не увидев очертаний книжных переплетов, передумала.

Присев на край кровати, Марина взяла пакет в руки и заглянула внутрь. Дутый материал черной куртки на ощупь был приятней, чем показалось вначале. Полностью развернув подарок, она заметила, что это не все. В куртку были завернуты... Альбом на пружинках со вставленным угольным карандашом. Две части книги "Потерянные поколения"  Ив Престон.

"Вот что, хочу новую куртку, альбом с угольным карандашом, книгу... "

Внутри Марины все похолодело.

- Не может быть..., - выдохнула она.

Все происходящее теперь казалось ей просто сном.

Просто сон, просто сон...

Просыпайся, просыпайся, просыпайся!

"Раз уж так, загадала бы что-то более весомое. Свой дом, например", - проскользнула в голове идея, и Марина нервно хихикнула, но сразу закрыла себе рот обеими руками. Сходить с ума - явно не входило в ее планы.

Наскоро скинув все вещи обратно в темный целлофан, Марина спешно покинула комнату, захлопнув за собой дверь.

- Просто совпадение, просто совпадение..., - вполголоса твердила она на пути в столовую, однако иногда все же приходит предательская мысль, что такой обширный набор подарков не мог полностью совпасть с ее вчерашними желаниями. Но спешный поток размышлений она прервала, открыв массивную деревянную дверь с вырезанными изображениями святых. И застыла на пороге.

Ее соседи по комнате сидели в напряженных позах, будто колья проглотили. Впрочем, старшая сестра и ее коллеги выглядели также и по какой-то причине расселись по бокам от начала стола, что уже было странно. Во главе стола сидела пара людей средних лет и без особого энтузиазма доедала свой завтрак. Завидев Марину на пороге, все прекратили трапезу, и стук вилок о тарелки прекратился, единственное, что нарушало гробовую тишину, давящую на уши.

Наконец старшая сестра Аннет встала.

- Садись за стол, Марина, - та в ответ покачала головой, подозрительно смотря на гостей, и сестра Аннет шумно выдохнула.- У нас важные новости, - она глубоко вздохнула, а новоприбывшая пара во главе стола встала. Сестра Аннет взглядом указала на них, - Маргарита и Владимир подали документы на твое удочерение.

Из Марины будто выбили дыхание. Она пригляделась к этим людям. Женщине было явно не больше тридцати, тонкие черты лица, аккуратные руки художника, доброжелательные зеленые глаза... Мужчина был на вид не на много старше своей спутницы, с темными волосами, взгляд голубых глаз лучился теплотой. И что-то в них показалось Марине до боли знакомым...

- ... Но заберут они тебя только с твоего согласия, - закончила сестра Аннет. Оказывается, она все это время что-то говорила.

А девочка застыла на месте, не в силах вымолвить ни слова.

- Решать тебе, синичка, - мягким тоном пояснила Маргарита. Это было последней каплей для Марины.

Слезы хлынули ручьем, но она даже не пыталась их вытереть, только закрывая рот ладонями, сдерживала всхлипы. Вокруг нее уже засуетились сестры и новоиспеченные родители. А ребята остались сидеть на месте, в изумлении открыв рты. За десять лет они ни разу не видели, как Марина Бронская плакала.

Наконец, взяв себя в руки, она, недолго думая, вынесла себе приговор.

- Я согласна, - и, как только все в комнате расслабились, Марина заставила их застыть на месте своей следующей фразой, - ... но при одном условии.

В столовой возникла такая тишина, что Марина могла услышать биение собственного сердца.

- Я возьму с собой кота.

По комнате пронеслись смешки, а Маргарита обняла девочку за плечи.

- Конечно, милая.

Марина выдавила улыбку, но вполне искреннюю. Пожалуй, это лучшее утро Рождества из тех, что ей приходилось встречать. Это тот день, когда она поняла, что чудеса существуют.

"Тьма ослабевает, И свет сияет дивным новым днем. Наше будущее здесь и сейчас, Идет обратный отсчет..."

Малькова Наталья (Евсеенко Ирина Александровна)
18.02.2018 г. 0 27