Сказки о Новом годе, Рождестве и зиме — проза

Сказка "Мандарин Валентин"

Валентин открыл глаза и осмотрелся. Вокруг была тишина, все соседи спали. Валя подкатился к краю коробки и макушкой проделал дыру в пакете. Сквозь щель повеяло холодом.

«Ой, мандариновые мамочки! - воскликнул Валя, увидев перед собой кружащиеся снежинки. – Кажется, я еду не туда», - испугался он, когда заметил табличку с непонятным словом «Россия».

Глава первая, в которой рождается мечта

В один из обычных и похожих друг на друга, согретых южным солнцем дней, в мандариновом саду раздавался шум. Мандарины всех сортов бурно, как и положено настоящим детям Греции, обсуждали между собой предстоящий сбор урожая.  Попасть на него – цель любого мандарина. И вот, это знаменательное событие пронеслось, как миг, и на ветках остались только маленькие и перезрелые плоды. Один из них был дедушка Понкан. Он перезрел, и ему ничего не оставалось делать, кроме как развлекать подрастающую молодежь сказками. Его постоянными слушателями были Валентин и Клементина.

Валя был глянцевым и обаятельным мандарином. Он пользовался популярностью на всем своем дереве. Клементина была красивой мандаринкой самого новейшего и высшего сорта. Вместе они каждый день слушали рассказы дедушки Понкана. Слушали его утром, вечером и иногда даже ночью, так как в Греции очень жарко и кожура мандаринок даже ночами никогда не обдувалась холодными ветрами. Не повезло только их родственникам, жившим у моря, - из-за холодного морского бриза им приходилось временами заворачиваться в листву.

Слушая мифы о героях и богах (о чем же еще рассказывать в Греции?), Валентин успевал элегантно смахивать листик со лба и подмигивать соседкам по ветке. А мысли об Олимпе все больше захватывали нашего героя. «Кто как не я на всей мандариновой планете достоин оказаться там? Лучшего кандидата не найти!» - нахваливал себя Валентин, принимая солнечные ванны. В своих мечтах он уже видел себя на вершине Олимпа в блеске огней.

Приближался следующий сбор урожая… Дедушка Понкан  окончательно состарился и упал. И, хотя мифы рассказывать стало некому, мечта об Олимпе светила Вале все ярче.

Глава вторая, в которой Валентин знакомится с тетушкой Памелой и удивляется

После длительного перелета фрукты разложили по машинам. Валентин занят место у окна и, посмотрев на небо, увидел падающую звезду. Валя тут же загадал желание (конечно же, про себя, ведь, как известно, никто не загадывает желание вслух!) Звезда сверкнула и погасла, а Валя спокойно заснул.

Грузовик резко тронулся, коробки покачнулись, и кругленький Валентин неожиданно скатился в другую коробку к соседям. Валю приняли нерадостно. Кому понравится, когда тебе на голову сваливается маленький оранжевый наглец?! В коробке с грейпфрутами началось ворчание. Не сговариваясь, они начали выталкивать мандаринчика в самый угол: «Здесь итак мало места! Что за мелочь в нашем достойном обществе?» Валентин не в силах был ничего сказать. «Боже мой! Мандарины не единственные на планете?!» - только и пролепетал он.

Неожиданно что-то подцепило Валю за листик. Добродушная тетушка Памела перенесла его в свою коробку. Ее соседки были не против. От этих перетрясок Валентин совсем потерял свою способность лихо смахивать листик и посылать воздушные поцелуи… «Не волнуйся, малыш! Мы родственников не обижаем», - сказала Памела. «Вот это поворот!» - подумал Валя.

- Они что, тоже р-родственники?! - ошеломленно спросил он, глядя на сердитых грейпфрутов.

- Конечно. Я удивлена, что ты этого не знаешь. Они немного ворчливы, наверное, потому, что горчат, – ответила Памела.

Коротая время в обществе новых родственников, Валю тревожило лишь одно – как там Клементина? «Наверное, ужасно волнуется…» - думал Валентин. Он впервые в жизни оказался вдали от нее. А ведь она всегда поддерживала его, никогда не ругала за самолюбование и даже никогда не обижалась на то, что в своих мечтах он был на Олимпе без нее. «Это называется дружба», - однажды в ответ на его переживания сказала тетушка Памела.

Глава третья, в которой Клементина разыскивает своего лучшего друга

Тем временем, Клементина заметила, что Валя бесследно пропал.

- Извините, вы не видели Валентина? – спрашивала всех его подруга. Но, увы, ничего полезного она не узнала.

- Мы слышали, что он отправился на свой Олимп один.

- Нет, нет! Мы видели, как он упал на пол! – говорили завистливые мандаринки.

Клементина не верила им, но очень испугалась, представив, что никогда больше не увидит его лучезарную улыбку, как он элегантно смахивает со лба листик. Ей было страшно думать, что она больше не встретится со своим другом. От переживаний у нее даже слегка уменьшилась оранжевость.

- Эй, там, наверху! - крикнул кто-то снизу.

Клементина посмотрела вниз и увидела близняшек-виноградинок.

- Мы видели, как какой-то улыбчивый мандарин упал в наш ряд. На коробки три дальше, - сказали виноградинки, указывая на коробку с грейпфрутами.

- Да, да! Это он! – обрадовалась Клементина.

- Мы видели, как он улетел из той коробки в коробку с помело, - добавили абрикос и нектарин.

- Как это, улетел? – удивилась Клементина.

- Вот так, раз… и улетел.

- Спасибо, - сказала ошеломленная Клементина.

Грузовик мерно покачивался, успокоенная тем, что Валентин в порядке и где-то рядом, Клементина задремала.

Глава четвертая, в которой помощь друга оказывается весьма кстати

При разгрузке ворчливых грейпфрутов (их было больше всех) отправили на завод по производству соков. Заметив мандарин в коробке с помело, грузчик уже собирался переложить его. «Валя, запомни, главное – не какой ты снаружи, а какой ты внутри!» - успела крикнуть ему тетушка Памела. Валя решил подумать над ее словами позже, а сейчас он радовался счастливой встрече с Клементиной.

В рядах с продуктами большого и светлого супермаркета царило волнение. «Мир, оказывается, так густонаселен!» - удивлялся Валентин. Конфеты, фрукты, консервы - все были рады наступлению «особого» дня. Наблюдать за необычно суетливыми покупателями было утомительно. Они без всякой системы носились от стеллажа к стеллажу. Валентин ожидал увидеть порядок, как при сборе урожая, но не тут-то было.

- Уже середина дня, а все еще ничего не произошло, - волновался Валентин. 

- Надо действовать! – решительно сказала Клементина и принялась проталкивать Валю наверх.

- Ты у нас самый обаятельный, самый привлекательный. И сегодня должен быть твой день! – пыхтя, говорила она. – Кто как не ты достоин оказаться на Олимпе?

- Ну уж нет, без тебя я уже накатался, - сказал Валентин и улыбнулся.

Он зацепился своим листиком за Клементину и они оба оказались в продуктовой тележке.

Там было уже тесновато. Позвякивало шампанское, шуршали конфеты, сервелат, полный чувства собственного достоинства, просто лежал…

- Тетушка Памела, какая встреча! – воскликнул Валя.

Глава пятая, в которой главное не проспать

С обеда на кухне что-то жарилось, варилось и мылось. При открытии дверки холодильника те, кто занял лучшие места, ненадолго видели происходящее. Вот в бурлящей сауне плавают свекла, морковь и картофель, чуть дальше жарится рыба.

В холодильнике своя суета. Те, кого еще не забрали в очередное блюдо, обсуждали между собой, кто какое место займет на столе. Шоколад хвастался больше всех. «Вот вытряхнули бы тебя из блестящей обертки, не так бы задавался!» - негодовал Валентин. А шоколад Дима спокойно бродил по полкам и болтал с самыми стройными йогуртами. Но вскоре его забрали, и это принесло большое облегчение всем, кто пытался выспаться перед праздником.

- Какое счастье, Валя, что мы с тобой вместе! – сказала Клементина.

- Я тоже рад. Что-то для Олимпа здесь холодновато, - ответил Валентин и понизил голос до шепота. – Ты знаешь, я загадал желание. Я верю в свою путеводную звезду и прямо всей кожурой чувствую, что сегодня тот самый день!

К вечеру всех, кто не проспал, вынули из холодильника, помыли и положили в тарелку сушиться. В этот момент можно было спокойно осмотреться. Стол был красиво сервирован, большое дерево, явно не мандариновое, сверкало и переливалось. К празднику было все  готово. Валентин разволновался: Олипм где-то совсем близко, и главная битва ждала его впереди. Ведь место на вершине всего одно.

Глава последняя, в которой рассказывается, как неожиданно сбываются мечты

В тарелке некуда было лист положить от большого количества фруктов. В хрустальной вазе хрустели, шуршали и шептались конфеты самых разных сортов. К этому добавлялся нежный звон игрушек на елке, серьезное звяканье посуды и громко  говорящий мужчина в телевизоре. От всего этого у Валентина разболелась голова, и даже прическа стала слегка увядать.

- Тетушка Памела, это когда-нибудь закончится? – упавшим голосом спросил Валя.

- Вот стрелки на часах до вершины дойдут и все закончится. Все закончатся.

- Как это, все? – удивился Валентин.

Памела не успела ему ответить потому, что мандарина с его подругой оживленным потоком унесло на другой край тарелки. На миг Валя растерялся, но с этого края тарелки он увидел то, к чему стремился всю свою мандариновую жизнь. Высокое трехъярусное блюдо с золотым наконечником стояло в центре стола и в его натертых до блеска ярусах отражались мерцающие огоньки. «Олимп!» - промелькнуло в мыслях у Валентина.

В тарелке у фруктов началась небывалая суета, все хотели попасть на вершину. Со всех сторон Валю теснили большие фрукты, а конфеты с азартом шуршали и наблюдали за этой битвой. Неожиданно он увидел, что Клементина машет ему с Олимпа. Валентин начал терять даже самую маленькую надежду, как вдруг его подхватила  детская теплая рука и понесла прямиком на заветную вершину. Искры бенгальских огней, взрывы салютов, мигающая гирлянда, звон бокалов – настоящий Олимп! И тут Валя вспомнил слова тетушки Памелы:  «Главное – не какой ты снаружи, а какой ты внутри», - и понял, на вершине всегда тот, кто вкусный! В этот момент друзья были счастливы. «С Новым годом!» - кричали все.

Зенькова Екатерина (Евсеенко Ирина Александровна)
18.02.2018 г. 0 39