Сказки о Новом годе, Рождестве и зиме — проза

Сказка "Рождественское чудо"

Этот Сочельник обещал быть тихим. Даже очень. Но тишина эта не была тишиной благоговения, а, скорее, равнодушия, даже угрюмой тишиной. Если не считать громкого и привычного названия, самый обычный день, в который бессмысленной суеты было больше, чем обычно. Впрочем, так было не всегда. Всего несколько лет назад жители городка еще слышали каждый вечер Сочельника звон бубенцов, словно раздававшийся с самих небес: мелодичный, достигавший ушей и сердец каждого жителя. Эти звуки пробуждали в них радость и ожидание чуда. За ними утром всегда следовало прекрасное, легкое рождественское настроение и праздничные подарки: как у детей, так и у взрослых.

Помнил об этом и наш герой. Это был мальчик лет 11, перешедший в этом году из начальной школы в среднюю. Помнил он и о том, как тогда, в тот памятный вечер, звона бубенцов, которого он с таким нетерпением ожидал, не было, а наутро подножье елки и чулки были пустыми, а молоко и печенье, подготовленные для Деда Мороза, остались нетронутыми. И так продолжалось из раза в раз, не только у мальчика, но и у всех его друзей и соседей. Но он, к их удивлению, к удивлению его семьи, продолжал оставлять угощение, надеясь, что бубенцы снова прозвучат, и Дед Мороз, если не подарит чего-нибудь, то хотя бы просто заглянет в гости и отведает сладости.

Но надежды эти с каждым годом становились все слабее. Да и жители городка стали забывать о том, что для них значил звон бубенцов в вечер Сочельника. Украшение домов и елок стало просто привычной ежегодной рутиной, были и те, кто и вовсе отказался от него, не видя в этом никакого смысла. Не было украшений и в школе, куда ходил мальчик, а учителя были мрачнее и строже обычного. Кроме одного - учителя истории, у которого в тот день как раз по расписанию был последний урок. В этот раз, глядя на хмурые, усталые и скучающие лица своих учеников, он решил не спрашивать с них домашнего задания, а сам рассказать  несколько легенд из прошлого. Среди них была и легенда о таинственном лесе, который когда-то стоял на месте Северного городского парка. Предки говорили, что большая Ель в том лесу способна исполнить любое желание смельчака с добрым сердцем, который сможет до нее добраться.

Эта история глубоко впечатлила мальчика. Может, хотя бы так он поймет, что случилось, и… попробует вернуть рождественское чудо. С наступлением вечера, когда в доме все уснули, утомленные предпраздничными заботами, мальчик тайком направился к заветному парку, прихватив с собой свою верную таксу. Уж кто-кто, а собака - друг человека с тонким нюхом, - смогла бы найти эту ель, отличить ее среди многих. Хотя мальчик всего несколько дней назад бывал в Северном парке, в этот раз он показался ему необычным и пугающим. Деревья в парке будто выросли до невероятных размеров, и их огромные ветви  причудливо и угрожающе свисали над сверкающим снежным покрывалом, а где-то вдали был слышен вместе с воем вьюги другой вой, не похожий на человеческий или  животный. Словно в эту ночь парк вернулся в прежнее дикое состояние. Стал тем самым мистическим лесом, каким его помнили далекие предки.

Конечно, мальчика это пугало, но он не мог развернуться и уйти. Сколько еще будет угрюмых лет без рождественского чуда? Этот вопрос побуждал идти его все дальше. И собака, кажется, что-то учуяла - что само по себе было чудно. Лес становился все более угрожающим, вьюга выла и метель мела сильнее. Но мальчик и его собака шли все дальше и дальше, пока такса не остановилась и не начала принюхиваться к одной из елей. Она казалась чуть ли не самым старым деревом, но при этом по-прежнему крепким и могучим, а снег на нем блестел особенно ярко.

И любовался бы мальчик долго этой красотой, если бы не странный хруст снега, который он едва расслышал сквозь метель. Мальчик присмотрелся, и увидел вдалеке страшную тень, неспешно приближавшуюся к нему и таксе, издававшую какие-то хриплые звуки, напомнившие рык. Рядом с ней мерцал какой-то слабый луч света, напоминающий сияние глаза. И что-то подсказало мальчику, что вместе с таксой он не успеет убежать от нее. Тогда он взял палку, и, скомандовав собаке «апорт», изо всех сил кинул ее подальше от чудовища, за ель. Такса убежала, но тень ускорила свой ход, а хруст снега становился отчетливее, а свет - все ярче и больше. Мальчик прижался плотнее к ели - и тут же, поняв, что это его шанс, мысленно пожелал, чтобы его любимица спаслась, а рождественский дух вернулся в его городок, когда это станет возможным.  Затем мальчик слепил снежный ком, чтобы дать отпор неведомому чудищу. И когда оно было совсем близко, бросил ком в него, пытался было убежать. Но упал в снег, споткнувшись о корягу.

 Перевернувшись на спину, мальчик увидел, что над ним стоит… старик с длинной белой бородой, державший в руке фонарь. Этот старик был смотрителем парка уже несколько лет, как раз с тех пор, как бубенцы Сочельника перестали звенеть, и был известен своим ответственным отношением к обязанностям и ворчливым нравом. Смотритель начал сердито спрашивать у мальчика, как он оказался в парке, почему он пришел сюда в столь позднее время, в такую метель. Мальчик рассказал обо всем: и о легенде, и о волшебной ели, и о том, что хотел спасти свою собаку. Которая как раз возвращалась обратно с палкой, весело виляя хвостом. Тогда старик, смягчившись, позвал мальчика в свою сторожку - отогреться, выпить горячий чай и подкрепиться.

Стоило только хозяину  сторожки и его гостю сесть за стол, как вдруг такса ни с того, ни с сего помчалась к шкафу, обнюхивая ее и как-то радостно лая. Смотритель приподнялся было, чтобы отвлечь собаку угощением, как она сама отбежала от шкафа, задев его едва прикрытую дверцу. Мальчик был поражен его содержимым: старая, неухоженная красная шуба висела на вешалке, на полке лежали красные варежки и шапка. Обратил он внимание и на то, что та огромная прямая палка, замеченная им, когда он входил в сторожку, лежавшая и опиравшаяся на шкаф, по своей форме напоминала… посох. Сомнений быть не могло - этот старый ворчливый смотритель Северного городского парка был никем иным, как самим Дедом Морозом, исчезнувшим много лет назад. Грустная улыбка появилась на лице смотрителя, понявшего, что его тайна раскрыта. Подойдя к мальчику поближе, и положив свою теплую ладонь на его плечо, он сказал, что перестал выполнять свою работу, поскольку  заметил - все меньше и меньше людей верят в чудо и в добро, и Дед Мороз уже не может поддерживать эту веру. Охладевают сердца людские, и в одиночку он не сможет спасти дух Рождества.

После этого Дед Мороз развернулся и подошел к шкафу, чтобы плотнее закрыть его, как вдруг услышал - мальчик рассказывает стихотворение. Это стихотворение было сочинено им несколько лет назад и читалось им каждое Рождество в надежде, что однажды Дед Мороз услышит его. В этом стихотворении  отобразилось многое: радость людей от звона бубенцов в рождественскую ночь, от красоты и торжественности улиц и площадей, от подарков, которые они получали и, что было гораздо важнее, дарили, от встреч с родными и друзьями в этот день, от самой теплой атмосферы праздника... Голос мальчика был слабым, но твердым - ведь это была его последняя надежда вернуть дух Рождества и уверенность рождественскому Деду в его силах...

И у него получилось... Пока Дед Мороз слушал стихотворение, все теплее становилось в его охладевшей уже душе, все ярче блестели его глаза. Нет, это не были слезы, хотя две небольшие слезинки, словно свечной воск, скатились по его щеке - это были искры все более разгорающегося желания сделать все возможное, чтобы снова стало так, как было раньше, как описал мальчик. На несколько мгновений тишина воцарилась в сторожке, когда мальчик закончил чтение. Затем Дед Мороз решительно взял посох в свою рук и ударил им о пол. Тут же из шкафа вылетела его праздничная одежда, окутав владельца - но она уже не выглядела потрепанной, она снова смотрелась как новая, каковой ей надлежало быть. Дед велел мальчику собираться и прихватить с собой  свою таксу - сказал, что их ждет в эту ночь много дел. Его голос был веселым, бодрым, немного суетливым - еще бы, он снова взялся за свою любимую работу спустя столько лет. Выйдя на порог, Дед ударил посохом во второй раз - и тут же перед ним возникли сани с мешком подарков. К саням уже подбегали девять оленей, тоже, похоже, уставшие от вынужденного безделья и рвавшиеся теперь вперед.

Когда сборы были завершены, а мальчик сел вместе с таксой у мешка, Дед ударил посохом в третий раз. В этот момент городские часы вдалеке глухо пробили полночь. И с последним ударом в воздухе раздался легкий звон бубенцов - до боли знакомый и долгожданный. Сани взлетели. Уже скоро они неслись над ошеломленным, но в то же время, радостным впервые за долгие годы городком... Рождественское чудо возвращалось...

Ильин Иван (a21vu_3179)
16.01.2018 г. 0 19