Сказки о Новом годе, Рождестве и зиме — проза

Сказка "Если верить в чудеса"

Был сказочный зимний вечер. Близилось 25 декабря, Рождество. По давней традиции в маленьком городке Даунтстон каждый год накануне праздника в парке организовывали большую ярмарку. Со всего мира съезжались люди. Стояли палатки с чудно пахнущими блюдами. Вокруг огромной, потрясающе красиво украшенной ёлки веселились дети. Звучала музыка. Всё вокруг сияло и переливалось.

Сам по себе город был небольшой, но очень уютный, и эта ярмарка была его изюминкой.

И взрослые, и дети очень любили этот праздник. Любили даже не за то, что получат подарки, увидят Санта Клауса, а просто потому, что собиралась вместе вся семья.

Один тринадцатилетний парнишка Ной Мартинс всегда ждал этот праздник больше, чем свой день рождения. Необычный мальчик с голубыми, цвета неба, глазами, взъерошенными белокурыми волосами, очень милой улыбкой и чистой душой. Для него смех мамы, чудный запах бабулиных пирогов из кухни, папины шутки, большой празднично накрытый стол в гостиной, приглушённый свет и мерцающие огоньки на ёлке — всё имело особое значение. Это был бы лучший подарок на Рождество, ведь он чувствовал себя тогда по-настоящему счастливым. Как давно это было! Сейчас же это лишь мечта… Уже три года он живёт в сиротском приюте…

Раньше это была большая и дружная семья: мама, папа, бабуля Мэри и любимая сестрёнка Мэдисон. Но с шести лет у них осталась только бабушка. Мама и папа погибли в автокатастрофе. Они очень любили бабулю Мэри. Но годы шли, бабушка часто болела и, когда Ною было 10 лет, ушла из жизни. Его с сестрёнкой забрали в приют. Напуганные дети остались совсем одни, но от чувства одиночества и невыносимых страданий их спасала любовь и забота друг о друге.

В первое же Рождество, проведённое без родных, они дали клятву, что никогда не расстанутся. Но жизнь распорядилась по-своему: Мэдисон удочерили приёмные родители. Выходя за руку с новой мамой, она обернулась. Ной стоял, облокотившись о стену, и понимал, что он остаётся теперь совсем один, что он больше никогда не увидит свой единственный лучик солнца. Мэд увидела всё это в его глазах, резко подбежала к нему и крепко-крепко обняла.

— Мы увидимся! Увидимся, слышишь?! Я тебе обещаю, Ной!

— Я люблю тебя, помни об этом всегда! Не забывай меня, крошка моя!

После этих слов приёмная мама взяла Мэдисон за руку и вывела из здания. С того самого дня он каждое Рождество надеялся, что сестрёнка придёт к нему и весь день ждал у окна, не отрывая взгляда от нарядного заснеженного двора…

Прошло 3 года. Свежее морозное утро 25 декабря. Ной ещё сладко спит в своей кровати, как тут к нему врывается противный мальчишка по имени Питер. Ной недолюбливал этого задиру и драчуна.

—Поднимайся, Мартинс! Неужели ты ещё спишь? Как ты мог забыть о своей важной миссии?! – Пора бы уже занять позицию у окна.

— Она придёт, я знаю, что придёт! Твои издёвки на меня не подействуют, не старайся!

Спустись на землю уже, Мартинс! Ты серьёзно до сих пор думаешь, что твоя сестричка прибежит за тобой? Так знай: она НИКОГДА НЕ ПРИДЁТ, НЕ НУЖЕН ЕЙ ТЫ!

Но его слова расстроили Ноя. Если в его сердце до сих пор жила призрачная надежда, то теперь она начала таять на глазах. «Надоело, — подумал он. — Питер прав: сижу сиднем третий год подряд на этом чёртовом подоконнике! Я ей просто не нужен. Она забыла меня. Забыла! Хватит верить в сказки! Чудес не бывает!» И мальчик горько заплакал.

Из соседней комнаты доносился голос миссис Дракс. Это была воспитательница, следящая за порядком. Каждый год она собирала детей вечером перед Рождеством, и они все вместе отправлялись на ярмарку. Ной не был на ярмарке с тех самых пор, как потерял свою семью, ведь все годы, проведённые здесь, он в этот вечер ждал сестру, сидя у окна. Он смутно помнил те счастливые дни, когда вся семья собиралась вместе и ходила на ярмарку. Мальчик не хотел бередить душевную рану. Но в этот вечер Ной сделал исключение, решив, что лучше пойти со всеми и хоть как-то отвлечься от бесконечного, томительного ожидания.

На ярмарке ребята сразу разбрелись. Кто-то побежал петь песни и водить хороводы, кто-то покупал рождественские крендельки, а Ной Мартинс загрустил, сев на лавочке. Он равнодушно глядел на весёлую суету вокруг. Неожиданно его внимание привлекла маленькая нарядная лавочка сувенирами, и он направился к ней. Рассматривая разные интересные вещицы, парнишка увидел необычный стеклянный шар. Внутри него располагался миниатюрный двухэтажный домик, в окошке которого можно было заметить людей, украшающих малюсенькую ёлочку. На их лицах можно было разглядеть улыбки. Ной не мог оторвать глаз от этого чуда, и ему вдруг показалось, что девочка из шара улыбается именно ему и что она удивительно похожа на Мэд… Чувство обиды вновь вспыхнуло в нём, и улыбка медленно сошла лица. Он небрежно положил шар обратно и совсем уж собирался уходить, как продавец остановил его.

— Эй, парень, зря ты уходишь. Я заметил, что тебе понравился этот шарик. Возьми его в подарок к Рождеству от меня!

— Спасибо, сэр, но не стоит.

— Бери, не стесняйся! Вот увидишь: он волшебный. Если ты в рождественскую ночь пропустишь сквозь него лунный свет и загадаешь желание, то желание обязательно сбудется. Только нужно очень этого хотеть и очень верить!

 — Я давно не верю в чудеса, к сожалению…

Но продавец настойчиво протянул ему шарик. Ной не сдержался и всё- таки взял его.

 — Большое Вам спасибо! Счастливого Рождества!

 — Верь в чудеса! — крикнул улыбчивый продавец напоследок.

Ной пришёл как раз вовремя.

— Мартинс, что это? – спросил со смехом Питер, показывая на шар.

— Не твоё дело.

— Какие-то безделушки вечно собираешь! — Питер зашёлся громким смехом.

Слова Питера так задели Ноя, что он, кажется, почти возненавидел этот шарик, приют, сестру, Рождество, свою жизнь и весь мир…

Уже укладываясь спать, он в отчаянии перебирал события этого дня и вдруг вспомнил слова продавца: «Верь в чудеса!» Он вспомнил про лунный свет сквозь шарик, про заветное желание, про чудо Рождества. Ной встал и взял в дрожащие от волнения руки шар. Луна как раз была полная, её золотой круг манил своей загадочностью. «Слушай своё сердце, когда сомневаешься», — говорила бабушка. И мальчик загадал желание: «Пусть моя сестра вспомнит обо мне и вернётся. Я так скучаю по ней!»

После отъезда сестрёнки каждый раз перед Рождеством Ною снился один и то же сон: он идёт по полю и вдруг, обернувшись, видит Мэд, которая собирает цветы. Обрадовавшись, он кричит ей: «Мэд!» Но та будто не слышит. Ной подбегает к ней и пытается дотронуться до плеча, но рука проскальзывает сквозь плоть. Опешив от происходящего, мальчик понимает, что сестра не видит его, потому что он призрак… На этом сон всегда обрывался. Но в эту ночь всё случилось иначе.

Открыв глаза, Ной непонимающе смотрел вокруг. Это явно была не его комната и вообще не приют... Большая уютная гостиная с камином, красиво украшенная ёлка и ещё много разных нарядных рождественских штучек — всё это что-то напоминало Ною… Но что? Вскоре в комнату вошли миловидные женщина и мужчина. Они стали укладывать под ёлку шуршащие яркой подарочной бумагой коробочки. И тут из соседней комнаты послышался звонкий, до боли знакомый голос. В гостиную вбежала девочка. Ной не видел её лица, с любопытством смотрел на всё происходящее, недоумевая, почему его никто не замечает.

— Ну что, пора бы закончить наряд нашей ёлочки, там ещё остались игрушки, — сказала женщина. — Принеси, пожалуйста, вон ту коробку, Мэд!

Это имя откликнулось в душе Ноя щемящей болью. Тут девочка обернулась, и он наконец увидел её лицо. Стало нечем дышать! Мальчик смотрел, испытывая смешанные чувства: радость и обиду, отчаяние и восторг, тоску и любовь. Да, это была та самая Мэд, его сестра со своими новыми родителями. Но она даже не смотрела в его сторону, будто совсем не видела его.

— Мэд?! — еле дыша, проговорил Ной и подошёл к ней.

Но девчушка украшала ёлку и не смотрела в его сторону.

— Ты меня слышишь? Посмотри на меня! Это же я, твой брат! — практически кричал он.

Ответа не последовало. Он не выдержал и уже хотел силой развернуть её, но рука, не встретив препятствия, проскользнула мимо. Не понимая, он посмотрел на свою руку и в ужасе сквозь неё, словно через стекло, увидел камин. Взглянув в зеркало над камином, он не увидел своего отражения. И тут от испуга он вспомнил! Сны, чудесный шар, добрый продавец, желание, загаданное в лунном сиянии... Всё сложилось! Он попал в шар, который купил на ярмарке и стал призраком, каким был до этого в своих снах. «И что теперь делать? Она ведь меня забыла! Наверное, мне всё это просто снится. Я проснусь, и ничего этого не будет: ни дома, ни Мэд, ни сказки!» Но мальчик ошибался.

Он с тоской стал ходить по дому и набрёл на комнату сестры. Оглядев её, понял вдруг, что здесь нет ни одной фотографии, ни одной безделицы или игрушки, которые могли бы напомнить о детстве Мэд. Раннее детство как будто исчезло из её жизни. «Неужели она действительно меня забыла? — ком подступил к горлу, и он решил, что лучше ему не бередить душу и поскорее уйти отсюда.

Под вечер Ной добрался до приюта. Но и там его не заметили! Ной лёг в постель и горько проплакал почти всю ночь. Лишь под утро, совсем измученный, задремал.

Утром он проснулся на полу в том же доме с камином, и история повторилась. Только на этот раз Ной был так ошеломлён, что, забившись в угол, просидел там до вечера. Прошло ровно шесть дней. История повторялась снова и снова. «Это не сон. Это какое-то наваждение. Я должен что-то сделать, чтобы вернуться, иначе просто сойду с ума,» — думал Ной. И он начал в мельчайших подробностях вспоминать день, когда купил шарик: ярмарка, дивный шарик, продавец, лунный свет… Желание! Он загадал желание вернуть сестру! «Я должен помочь ей вспомнить обо мне!» — понял Ной…

— Придётся вам тут без меня игрушки повесить, я совсем забыла про занятия по математике, — сказала Мэд и побежала в свою комнату. Ной пошёл за ней. Девочка достала учебник и тетрадь. Задачи, видимо, были трудны для неё. «Кажется, ей нужна моя помощь. Математика — это мой конёк. Я всегда помогал ей делать домашнюю работу. Это очень простые уравнения». Ной не мог просто стоять и смотреть, как она мучается. «Я разговариваю сам собой, удивительно. Так попытаюсь ей помочь. Ну вот, решил», — он и не подозревал, что его может кто-то услышать. А Мэд будто осенило! Она начала что-то очень быстро писать в тетради. Ной подошёл и увидел, что его решение было переписано в тетрадь. Он ликовал! В какой-то момент Мэд обернулась, будто что-то услышала: «Как? Я это решила сама? Будто надо мной кто-то стоял и диктовал всё. Странно. Очень знакомое чувство».

На следующее утро мальчик проснулся там, где и уснул — в комнате сестры. Ной взглянул на себя в зеркало и, кажется, увидел чуть заметные контуры своего отражения.

С каждым новым днём он пытался дать знак, как-то напомнить о себе сестре. Например, когда она шла в школу, он следовал за ней. Сидя в автобусе, он обнимал её за плечи, и Мэдисон не догадывалась, благодаря кому досыпала самые сладкие минутки перед уроками.

Ещё три дня Ной настойчиво напоминал о себе всеми возможными и невероятными способами. И вот на тринадцатый день, идя за сестрой по улице, он услышал: «Со мной что-то происходит в последнее время. Такое чувство, будто я о чём-то очень-очень важном забыла, и вся вселенная помогает мне вспомнить об этом». Мэд настолько была поглощена своими мыслями, что не заметила, как начала переходить дорогу на красный свет. «Кажется, у меня был друг или брат, но я его потеряла». А тем временем Ной оставался на другой стороне дороги и вдруг увидел, как внезапно из-за поворота появился грузовик и на бешеной скорости понёсся к пешеходному переходу. Ной помнил, как погибли их родители: такой же грузовик убил возможность прожить счастливую жизнь его семье. «...У меня есть брат!» Водитель отчаянно тормозит, но расстояние слишком мало…

— МЭД, НЕТ! — кричит Ной, сталкивая её с дороги, и они падают на пыльную обочину.

***

«НЕТ!» — кричат Ной и Мэд, от громкого крика одновременно просыпаясь каждый в своём доме в своих кроватях. «Неужели всё это был сон?» Весь день Ной обдумывает его. Потом пришла миссис Дракс и сказала, что к нему пришли. Вместе они спускаются к выходу, и Ной видит свою сестру, свою Мэд. Она подбегает и крепко обнимает его.

— Ной, прости меня. Прости меня, пожалуйста! Как я могла?.. — она снова заплакала, как в день расставания. А он, обнимая сестру, был просто счастлив.

— Ну что, Ной, собирай вещи, мы едем домой! — сказала та самая женщина из сна.

Проезжая мимо места, где проходила ярмарка, Ной нашёл глазами местечко в углу, где была та самая лавочка с сувенирами, искренне улыбнулся и мысленно поблагодарил продавца за чудесный подарок. Теперь он точно знал, что, если искренне и сильно верить в чудеса, они обязательно сбудутся.

Кунцевич Елизавета (Ольга Гулич)
06.02.2017 г. 0 11