Рассказы о Новом годе, Рождестве и зиме

Рассказ "Если верить в чудо…"

Был канун Нового года. За окном стояла морозная погода и дул сильный ветер. Но в нашей тёплой комнатке мне было довольно уютно и тепло. Но эта внешняя теплота никак не могла повлиять на то, что творилось у меня внутри. А там у меня, помимо всяких жизненно важных органов, были жуткий холод и пустота. Этот Новый год мне придётся провести в компании с грязными кастрюлями и тарелками. Но не только это омрачало мою душу. У меня больше нет друзей! Нет надежды на то, что я когда-нибудь обрету семью! Слова Юлии Владимировны глубоко засели в моём сознании и разрывали сердце. Как можно обижать и без того обиженного судьбой ребенка!

Расскажу немного о себе. Меня зовут Эмили Войтек. Друзья зовут меня Эмми или Эм. Хотя, к сожалению, друзей у меня теперь нет. Возможно, если сбудется моё заветное желание, я обрету семью и много-много друзей. Я попрошу мамочку купить мне щеночка, и мы с подружками будем собираться вечерами и играть с ним. И я научусь готовить такие же вкусные пирожные, какие готовила нам когда-то добрая тётушка Марта. Но пока я живу в детском доме. Я сирота. Мой отец погиб в автокатастрофе, мама тоже была в той машине. Чудом выжившая она прожила ещё несколько месяцев. Но видно судьба решила, что забрать у меня папу будет мало, и моя мать скончалась при родах. На удивление врачей я родилась очень здоровым и крепким ребёнком. И всегда была очень разносторонней: любила учиться, читать, заниматься спортом, неплохо рисовала, пела, танцевала. На детских утренниках и в спектаклях почти всегда играла главные роли.

Но всё это было до появления в нашей жизни Юлии Владимировны. Первые 6 лет своей жизни я преспокойно жила в окружении любящей тётушки Марты и двух моих лучших подруг: Анны и Алины. Но Аню забрала к себе молодая пара, которая не могла иметь собственных детей. Мы с Алиной были очень рады за неё, но нам так хотелось быть на её месте. С досадой глядя, как из детского дома забирали других детей, мы всегда думали: «Почему не нас? Чем мы хуже?!». Так мы прожили ещё год, но потом случилось ужасное. Умерла тётушка Марта и наша жизнь превратилась в сущий кошмар. В нашем детском доме появилась Юлия Владимировна. Мало того, что мы перестали получать ту любовь и заботу, которую дарила нам добрая тётушка Марта. Нас еще стали сильно загружать работой. Всё бы ничего, но тех, кто плохо выполнял свою работу, запирали в тёмный чулан. Взрослым, интересующимся жизнью нашего дома, Юлия Владимировна объясняла всё довольно просто: «Дети должны рано приучаться к труду, а также знать и бояться последствий непослушания». Такое объяснение всех, по-видимому, вполне удовлетворяло, и условия нашей жизни, вплоть до полных моих десяти лет, совсем не менялись.

За неделю до Нового года…

- Надь, а ты веришь в новогоднее чудо? – спросила Алина у одной из наших подружек по комнате.

- А по - конкретнее, я не расположена к дискуссиям, – ответила та.

- Зануда! – только и сказала Алина, показав ей язык и поворачиваясь в мою сторону.

- Надя, пытаясь казаться умной, таковой не станешь, – заметила я.

Надя Филатова была очень самолюбивой, вредной и противной девчонкой. Она всячески задирала нас с Алиной и настраивала против нас ещё двух наших соседок по комнате – Веру и Катю.

Алина подошла ко мне и шепнула на ухо:

- А ты?

- Что я?

- Ты веришь в чудеса под Новый год? Только представь: нас с тобой возьмут в семью любящие мама с папой, мы будем сёстрами, заведём щеночка и котика. Всё как мы мечтали! Я улыбнулась.

- Чудо – это, пожалуй, моя последняя надежда на счастливое будущее.

Алина крепко обняла меня и видно хотела ещё что-то сказать, но не успела, так как в комнату вошла Юлия Владимировна. Грозным взглядом она оглядела всех присутствующих, достала из кармана пиджака какой-то список, быстро пробежала по нему взглядом и произнесла:

- Эмили Войтек, сегодня ты дежурная по столовой целый день. В твои обязанности входит поставить на стол посуду, а потом убрать.

Я поплелась в столовую. Поставив на столы посуду, я села и стала ждать. Из кухни в столовую зашёл мальчишка с большой кастрюлей каши. На вид ему было лет 10-12. Парни жили в соседнем крыле нашего этажа, и девчонки имели возможность пересекаться с ними лишь в столовой, на прогулках или на праздниках.

- Привет, – сказал он и стал аккуратно раскладывать кашу.

- Может тебе помочь? – поинтересовалась я.

- Если не трудно, возьми, пожалуйста, из кухни бутерброды на подносе, и там ещё рядом чайник.

Я с лёгкостью отыскала всё, что меня попросили. Протянула мальчику поднос с бутербродами и стала наливать чай в стаканы.

- Огромное спасибо. Кстати, я Саша. Он взял поднос, поставил рядом с собой на стол, затем протянул мне руку.

Я улыбнулась и пожала её.

- Эмили. Можешь звать меня Эмми.

Он кивнул. Оставшиеся пятнадцать минут до завтрака мы болтали обо всём, о чём только было можно. Саша был необыкновенно интересным собеседником. Никогда раньше я так не общалась с мальчишками. Почему-то придерживалась стереотипа о том, что они все глупые. Но вот в столовую стали приходить другие ребята. Саша вспомнил, что он не разложил бутерброды. И, быстро вскочив, стал разносить их.

В этот момент в столовую зашла Юлия Владимировна.

- Александр, ты за полчаса не сумел разложить бутерброды?

Мысль о том, что Сашу могут наказать из-за меня, заставила меня быстро подбежать к Юлии Владимировне.

- Простите, это я виновата, я отвлекла его от работы.

Юлия Владимировна бросила на меня уничтожающий взгляд.

- Ну, вот и прекрасно. Вдвоём сегодня посидите 2 часа в чулане.

И она вышла. Странно, но мысль о тёмном чулане уже не так сильно пугала меня, как раньше. У меня появилась возможность пообщаться там со своим новым другом. Саша в растерянности стоял уже с пустым подносом в руках.

- Прости, – тихо сказала я.

- Ничего, сам виноват.

Весь оставшийся день прошёл довольно скучно. Кроме тех моментов, когда мы пересекались с Сашей. Мы увлечённо разговаривали о всякой ерунде. И за день стали очень близкими друзьями. Намечтавшись вдоволь о том, началом какой прекрасной дружбы могло бы быть наше знакомство, я пришла к себе в комнату. Но заметив удивлённые лица Алины, Нади, Веры и Кати, сразу вспомнила о своём наказании.

И я поплелась к чулану. Юлия Владимировна и Саша уже стояли около него.

- Сидите тихо, – сказала Юлия Владимировна и закрыла дверь чулана на ключ.

Все два часа мы без остановки говорили, делились своими планами и мечтами. Я рассказала Саше, как я хочу жить в семье и мечтаю о щеночке.

За четыре дня до Нового года...

Было довольно раннее утро. Мне почему-то не спалось. На сердце было как-то неспокойно. В дверь кто-то постучал. Я вздрогнула. Тихо, чтобы не разбудить остальных, подошла к двери. Открыв её, я очень удивилась.

- Саша? Тебе чего?

Саша был чем-то явно сильно обеспокоен.

- Эмми, прости, я не знаю, как сказать…Мы только недавно подружились, но такое ощущение, что мы знакомы очень долгое время. Ты стала мне очень близким другом. И, в общем…

Моя тревога усилилась.

-… меня забирают отсюда. Я уже видел своих будущих родителей несколько раз, но не думал, что они так быстро оформят все бумаги…

Эти слова как нож вонзились в моё сердце. Всего два близких друга, и всё. Уже завтра со мной опять останется одна лишь Алина.

- Прости Эмми, прости…

За два дня до Нового года…

Позавчера уехал Саша. Теперь у него будет очень хорошая семья. Такая милая, приветливая мама, и такой строгий, но заботливый отец. Мне хватило пары минут, чтобы понять всё это. Я очень рада за него. Но всё равно весь вчерашний день я ходила понурая.

В комнату вошла взволнованная Алина.

- Эмили, ты помнишь тётю Марию и дядю Лёшу? Они приходили к нам много раз и дарили всем подарки.

Два очень приятных человека. Как же их не помнить. Я кивнула.

- Они… они возьмут меня к себе на Новый год. Потом проживу здесь ещё месяц до оформления документов, и они заберут меня навсегда. Прости…

Опять это ужасное «прости». Мне стало так больно и обидно. Я еле сдерживала слёзы. Но не хотелось расстраивать подругу.

- Понятно. Счастливого Нового года!

Я приобняла Алину и выбежала из комнаты. Она что-то кричала мне вслед, но я уже не слышала. Увидев перед собой тот самый чулан, я подбежала к нему. Не заперто! Я залезла в него и зарыдала. Нет, не заплакала. А именно зарыдала. Громко. Навзрыд. До истерики.

Не знаю, сколько я просидела в чулане. Меня мучил голод и жажда, но по сравнению с тем, что творилось у меня на душе, это было неважно.

Неожиданно дверца отворилась. Передо мной стоял какой-то мальчишка лет восьми.

- Нашёл! Нашёл!

К нам подбежала Юлия Владимировна.

- Ты что творишь? Мы тебя везде ищем! Да ты у меня весь Новый год просидишь на кухне с грязной посудой. Ясно тебе?! И чтоб не смела с кухни даже высовываться до конца праздника! Ты настолько омерзительная и вредная девчонка, что тебя никогда никто не возьмёт в семью. Ты всегда будешь одна!

Прокричав это она, вся красная от злости, пошла в направлении актового зала. Все остальные ребята, участвующие в моих поисках и наблюдавшие за этой сценой, последовали за ней. Зачем она искала меня? Чтобы наорать и наказать? Ненавижу её!

Думаю, теперь вам понятно, почему в этот Новый год у меня внутри был такой холод и пустота. У меня не осталось никого, ни одного близкого друга. Жестокая Юлия Владимировна будто прокляла меня. Как можно сироте сказать такое?! Часов до девяти я перемывала посуду. Праздник уже закончился, все разошлись по своим комнатам. И я решила потихоньку пробраться в актовый зал к нашей ёлке и… не поверите! – после всего, что произошло, я не утратила веру в чудо и загадала своё желание:

- Я хочу иметь семью. И чтобы меня в этой семье любили.

На цыпочках я вышла из зала и прокралась в нашу комнату.

Дни шли непрерывной серой чередой. Ничего не происходило в моей жизни. Иногда я думала, что лучше бы я погибла вместе с родителями.

Однажды весной мы гуляли на площадке. Кто-то подошел ко мне сзади. Я обернулась и чуть не упала от радости. Передо мной стоял Саша.

- Как я рада тебя видеть! Погоди, а почему ты здесь? Тебя что…

- Нет, нет Эмили. Мои родители хотят взять себе ещё одного ребёнка.

- Аааа, понятно. Кого, мальчика или девочку?

- Тебя!!

Я зажала рот руками, чтобы не закричать от радости. Это не сон! Саша будет моим братом! У меня теперь будет семья! Слёзы потекли у меня из глаз.

- Почему ты плачешь? Всё же хорошо, – спросил обеспокоенный Саша.

- Поэтому и плачу.

Спустя несколько часов я была уже в новом доме. На полу гостиной сидел очаровательный щенок. В комнату зашли тётя Лена и дядя Серёжа. Так звали родителей Саши, и, кажется, теперь и моих.

- Тётя Лена, а чей это щеночек? Можно погладить?

- Конечно, он же твой… И Эмили, дочка, зови меня просто – мама.

Симонова Наталья (Каишева)
17.02.2015 г. 0 244