Сказки о Новом годе, Рождестве и зиме — проза

Новогодняя сказка

Давно это было, когда родители регулярно отвозили меня на каникулы к бабушке и дедушке в Раздоры. Бабушка - потомственная донская казачка в седьмом колене, статная и волевая, как атаманша из мультика, не разрешала мне и шага сделать со двора. Ежедневно после завтрака она давала мне задание на день и строго спрашивала, как исполнил. Дед и вовсе ничего не говорил, только строго посматривал в мою сторону и поговаривал: «Ну не казак, не Григорьев…».

Последние зимние каникулы я не забуду никогда - они показались мне настоящей каторгой. Нет, я никогда не против оказать помощь бабушке, но у меня же заслуженный отдых - каникулы. А тут, как назло: снег, горки, погода просто чудо: катайся и радуйся жизни, но у меня, не смотря на дату – 31 декабря, настоящие трудовые будни.

И вот дает мне бабушка задание «убраться» в летнике, именно так говорят на Дону. Представляете, зимой навести порядок в летнике!!! Мне, восьмилетнему пацану, убрать в большом сарае, где деревяшки, склянки и корзинки всякие.

Потом уже я узнал, что настоящий казак никогда бы не стал этим заниматься, да ему бы никогда и не поручили, но я тогда не был еще настоящим казаком.

Без особого желания вошел я в летник с тряпками в руках, повторяя бабушкины слова: «… протереть посуду, вытереть пыль на полках и вымыть пол...». Я постоял с полчаса, глядя вокруг и прикидывая с чего начать. Ногам и рукам моим стало холодновато в легкой дощатой пристройке, и мой взгляд упал на громадную плетеную корзину. В ней когда-то дед держал большие рыболовные сети, а теперь из нее торчали старые полушубки. Я и подумать не успел, как ноги сами шагнули в корзину, название которой я никогда не мог запомнить, как и всего прочего здесь находящегося. Мои руки быстро набросили на меня один полушубок, ловко завернув его борта, чтобы закрыть щели, из которых проходил холодный воздух. Высокий воротник теплом согревал мои щеки. Я инстинктивно втянул ладоши в рукава куртки. Скоро мне стало тепло и уютно, и я прислушался. Сначала были слышны голоса местной детворы, радостно катающейся с горки, затем голоса куда-то пропали и я услышал только шорох падающих снежинок…

Я проваливался в сон. Он и познакомил меня с обитателями бабушкиного летника. Летник, как большая познавательная энциклопедия, открылся для меня. Полки, много полок…И вот я увидел Его. Уверен, точно, раньше я никогда Его не видел.

Среди глиняной и деревянной посуды Он появился неожиданно. Кто? Яркий, блестящий, как золото, с маленькой аккуратной крышечкой, Кофейник. Он долго осматривался. Ему явно не нравилась простая дощатая полка, куда его поставили чьи-то грубые руки, да и сама постройка. Затем он принялся внимательно изучать своих соседей и неожиданно заговорил:

- Ужас, куда я попал?

Широкий серебряный сосуд, стоящий напротив, поймал нотку новичка и вторил ему:

- Да-да, и я, сударь, также ломал голову над этим вопросом год назад. Нет слов! Тут столько всякого «добра», а обмолвиться не с кем. Теперь, слава богу, нас двое и скучать не придется.

Кофейнику сосед не понравился. «На вид серебряный, украшен чеканкой, но какой-то пузатый и тусклый, Саган. Кто его вообще спрашивал, вот серость»,- подумал Кофейник. Молчание затянулось. Кофейник решил завести свой порядоки горделиво продолжал:

- Я принадлежу к старинному и благородному роду турецкой медной посуды. Мы веками служим для приготовления одного из очень редких и дорогих напитков – кофе. Его варят из мелкотолченых зерен с добавлением белого и черного перца, соли, корицы и гвоздики. Посмотрите, какой у меня тонкий носик. Это для того, чтобы наливаемый в стаканчик напиток не так быстро остывал. Меня очень любит султан. Он всегда любовался своим отражением в моей идеально начищенной поверхности.

- Мы тоже тут не зря. Не знаю, что пьет хозяйка, а хозяин наш очень любит взвар холодненький из погреба. Пьет его прямо из носика, чтобы рубаху не залить, и даже покряхтывает. Так что, мы тоже тут по праву,- подметил яркий зеленобокий Кувшин, покрытый нарядной поливой.

- Вас послушаешь, так я, со своей сметанкой, совсем что - ли не нужна? Неправда Ваша! Мой Хозяин, облизывая ложечку, всегда приговаривает: «хороша»! - обиженно вмешалась в разговор маленькая глиняная крынка – Махотка. Ее поддержали крыночки побольше:

- Нас прямо в печь ставить можно, молоко затомить, а потом только тряпочкой протереть, и пей, на здоровье! А Ваш, простите, золотисто - закопченный бок тереть потом хозяйке, не оттереть.

Тут и деревянные черпаки не выдержали:

Странно Вас всех слушать! А кто в Вас напитки наливает? Куда Вам без нас!

 Хватит, расшумелись, деревяшки,- крякнул на всех Кофейник. Завели тут! Только скажу Хозяину, и вас тут не будет…

- И не правда: ваш Хозяин любит нашу Хозяйку, а она нас в обиду не даст! Именно Хозяин, глядя на Хозяйку, как ловко она в тарелку шулюм наливает, назвал меня «грудкой»,- горделиво сказал круглый маленький Черпак.

- А меня - «утицей»,- продолжал черпак побольше, в форме плавающей уточки, с ручкой в виде хвостика.

- А без нас, ну, вообще - никуда,- зашуршали большие плетеные из ивовых веток корзинки - «сапетки», - в нас овощи и фрукты зимуют!

- А мы украшаем стол - в нас подают хлеб и булочки,- зашуршали маленькие сапетки.

- Все мы здесь – лучшие и любимые, вдруг вступилсяза всех серебряный Саган. Из меня в праздники гостям наливают пиво или вино. А Ваша яркая соседка - хозяйкина любимица- расписная «Макитра», вообще редко курень покидает. В ней подают праздничные шурубарки( вареники) и пирожки. Эти вот деревянные стопочки – малыши, рыночки, самые востребованные на столе и в будние и в гулебные дни. Казакам много хмельного нельзя, и рыночки им в самый раз - на пару глотков.

- Подумаешь, деревяшки,- скривился Кофейник,- смотреть не на что!

- Ошибаетесь, они тут в почете, - вмешалась красавица-Макитра. Их когда-то вырезал сам Отец хозяина из маленьких деревянных заготовок- баклуш. Это – сложная и кропотливая работа! Хозяйка всегда моет рыночки в красивой и расписной миске-Чинаке и сразу вытирает полотенцем- утиркой, чтобы не рассохлись. А нас моют в обычном тазике, - продолжал серебряный Саган, - Вы не смотрите на мой тусклый вид. Перед подачей на стол Хозяйка тщательно начистит меня кислыми помидорами с песочком, и я буду сиять не меньше Вашего.

 -Фу! Это и меня будут помидорами…Ужас, куда я попал?- уже робко и брезгливо промолвил Кофейник.

Обитатели летника, улыбаясь, переглянулись и, словно сговорившись, хором и громко ответили на вопрос гостя:

- В дом есаула Григорьева!

Их громкий ответ и яркий свет разбудили меня. Надо же, подумал я, такому присниться! Я с трудом вылез из Сапетки. Откуда я знаю, как называется мое теплое ложе? И как я там уместился?

Мои мысли прервали бабушкины слова:

- Григорьев, ты убрался? Иди обедать! Сапетку под хлеб прихвати!

Я машинально взял с полки маленькую плетенку и вышел из летника. Солнце стояло в зените. Снежинки, веселясь и толкаясь, устраивались на моем лице.

«Часа три точно проспал,- подумал я-. Позор то какой!»

Проходя в курень, я слышал, как дед спрашивал, не застыл ли я в летнике, как он ругал бабушку, что негоже казаку бабью работу выполнять…

И тут я увидел, что бабушка стоит посредине комнаты и как то странно смотрит на меня. Ее вопрос заставил меня окончательно выйти из сна:

 -А ты почем знаешь, что именно эту сапетку нужно было взять, я ж тебе не говорила, которую?

Я, а может и не я вовсе, автоматически ей ответил:

- Так хлебные… они завсегда у тебя с праздничным саганом рядом лежать!

Дед, аж подпрыгнул от моих слов:

- Я тебе гуторил, что Григорьевы сразу подмечають, как и где, а ты - не казак вовсе! Внучок наш как раз и есть справный казак: вишь, усе знаеть!

Я не сразу понял, что произошло, но с тех пор жизнь моя пошла по другому. В один миг появились в курене мои друзья, на майдане мы устраивали настоящие шермиции - казачьи поединки. Победы пришли не сразу, но я был уже другим.

Прошло более двадцати лет, у меня подрастают сын и дочь. Все, вроде хорошо. Одно плохо, не к кому мне сына своего на каникулы отвезти уму- разуму научиться, да казачьи премудрости освоить…

Погорелова Елена (a21vu_12816)
21.02.2021 г. 0 9