Сказки

Вы здесь

Сказка "Большой Тро"

Снежные хлопья устало валились на землю. Хруст снега заглушал рёв машин на дороге. Клубясь, пар от дыхания улетал всё выше в потемневшее небо, где растворялся в свете фонарей. Мороз приятно колол щеки и нос. Зима в городе всегда продвигалась не спеша, понемногу прибавляя мороза и усиливая вихри  летящего снегопада.

Пара человек сели в машину, которая, словно проснувшись, заморгала фарами. Мельтеша, снежинки проскальзывали мимо неё и таяли на разогревшемся капоте. Вскоре, тихонько шурша шинами, авто поехало по ночному городу. В машине было два человека. Тихонько бормоча себе под нос, за рулем сидел мужчина, на вид тридцати лет с хвостиком. Волосы покрывали до сих пор не растаявшие снежинки. На ближнем сиденье напевала его жена, лучезарная улыбка, выделенная красной помадой, под цвет машины, непрестанно показывала всю радость женщины. Молодые руки перебирали старые и потускневшие фотографии места, куда они вдвоем направлялись.         

Через полтора часа езды машина бесшумно остановилась около дома. Он был двухэтажный, красная черепица была сплошь и полностью покрыта тяжелым слоем снега, в окнах, за белоснежными занавесками, ярко горел свет. Деревянный забор, окружающий дом и покрашенный в ярко-оранжевый цвет, был закрыт на небольшую щеколду с другой стороны так, что оставалась малюсенькая щелочка, из-за которой кто-то смотрел. Ярко-зеленые глаза с блеском и интересом разглядывали пару, пытаясь узнать в них кого-то. Причём они, видимо, судя по потасовке за лучшее место, слышную за воротами, принадлежали двум девочкам.

Вдруг, громко ахнув, из ворот выбежали два создания. Кудрявые, собранные в хвостики у висков и спрятанные под шапкой волосы покрывали макушку одной, на вид пятилетней девочки, еле достающей до пояса мужчины, который с распростёртыми объятьями встретил её. Другая, постарше, имела вздернутый нос, была одета в валенки до колен и пуховичок, застегнутый кое-как и на не те пуговицы. Визжа от радости, они встретили своих родителей.

-Мам, а знаешь... - неторопливо начала Соня. Но её перебил громкий шепот сестры.

-Тшшш! Нельзя, рано, - произнесла Аля, нахмурив брови и сильно насупившись.

Соня в ответ лишь показала своей сестре язык, и радостно побежала за смеющимися взрослыми.

-Ох, да кто ж это?! Как же я соскучилась по вас, родненькие мои! - с радостными причитаниями встретила их у порога старушка, среднего роста, с покатыми плечами, укутанная в шаль и вечно поправляющая свои рукава.

За дверью этот дом представлял обширную гостиную, с одним довольно большим столом посередине и множеством пуфиков и кресел вокруг него. Потолок, возвышающийся на почти семь метров вверх, представлял собой смесь всех оттенков бежевого и серого. У параллельной от двери стены тихонько потрескивал камин. Что довольно странно, ведь трубы снаружи не было.

Главным украшением комнаты была ёлка, пахнущая смолой и лесом, мокрая от снега, видимо, недавно срубленная. Её покрывало множество шариков, игрушек и разноцветных гирлянд, переливающихся самыми разнообразными цветами и мигающих под новогоднюю музыку.

А теперь вернемся к нашим героям. Отряхиваясь от снега и попутно обнимая всех домашних, девушка, раздеваясь на ходу, буквально «залетела» на кухню. Охая и ахая, бабушка торопливо завязала беседу о рождественском столе. В то время как девочки, смеясь и не дав отцу снять дублёнку, потащили его на второй этаж, где в конце коридора располагалась их комната. Пробежав по лестнице, стоящей около камина, они забежали в комнату, находящуюся под крышей.

Свет из окна освещал пыль в воздухе. Вся спальня светилась мягко-оранжевым цветом. В воздухе пахло старыми книгами, новыми игрушками и детскими вещами. У правой стены располагался небольшой кукольный дом, вокруг него попутно были разбросаны куклы и игрушечная посуда.

Тут стояли две кровати, одинаковые, различие было лишь в их состоянии. Одна аккуратно застелена, подушки, мягкие медведи сложены в углу. Другая же, Сони, была словно перевернута два раза и поставлена обратно. Подушки, игрушки, карандаши, одеяло — всё перевёрнуто кувырком и испачкано вареньем.

Нахмурив брови, словно в немом кино, отец покачал головой, глядя на Соню, которая, в свою очередь спряталась за сестру. 

-А теперь, можно? - с умилённым лицом спросила она её.

-Только пусть не пробалтывается (задумано так), - ответила Аля.

Отец, упиваясь любопытством, наклонился к своим дочерям, которые страшным шёпотом, в оба уха, еле различимо прогундосили: «Идём с нами, там такое. Там такое, нету слов! Только ни-ко-му!»

С глазами, полными уверенности, эти трое проскочили через кухню, черный ход — и оказались во дворе. Белоснежный слой снега покрывал аккуратно сложенные  тропинки. Из-под снега выглядывали ярко раскрашенные клумбы. Устало падая, снег залеплял глаза, от света полные слёз.

Девочки потянули мужчину в сторону теплицы. Прикрытая марлей, она казалась большой глыбой снега. Около входа лежали грабли, подпирающие развороченную дверь. С кряхтеньем они втроем отодвинули преграду и зашли внутрь.

В нос ударил запах земли и удобрений. Свет был проведен, но из-за снега тут было темно и влажно. Внутри теплица казалась более длинной. Словно пустой коридор с поворотом в конце.

-Эй, эээй, Тро! Тро, вылезай! Троооо!- наперебой говорили девочки. Недоумевая,   их папа уже хотел отвернуться и уйти, но вдруг послышалось глухое бурчание: «БОЛЬШОЙ Тро!» Девочки засмеялись, одновременно ухватившись за рукава отца. И тут он тоже увидел.

За небольшими саженцами роз выглядывал гном. Сморщенное лицо покрывали мелкие морщинки, нависшие брови закрывали темно-карие глазки, похожие на бусины в чашке. На голове у него был красно-бурый колпак, изъеденный молью и заштопанный платочками треугольной формы. На ногах красовались блестящие ботиночки, будто на куклу. Синий комбинезончик прикрывала борода до пояса.

Смешно поклонившись, гном представился: «Большой Тро. Самый молодой и самый большой гном в этих окрестностях!»

Папа пожал ему руку, всё ещё продолжая удивляться. Девочки с улыбкой смотрели на это.  « Не хотите ли чаю, Большой              Тро?»- предложил мужчина. «Не откажусь», - сказал Большой Тро, шмыгнув носом, и поковылял к выходу.

Бабушка и мама сильно удивились. Хотя это ещё слабо сказано, а удивились бы вы, если к вам в кухню зашёл бочонок в шапке, с метр ростом, поздоровался, и с ужасной демонстрацией своей небрежности уселся за стол. И, ещё больше наследив после него, вошли, мокрые от снега, отец и дети, смеющиеся, словно услышавшие хорошую шутку. Гном вел себя неаккуратно, хотя было видно, что он очень старался, обвязав себя платком так, что рот было еле-еле видно. После обеда и обещанного чая, как только жильцы дома вошли в гостиную, они увидели, как гном, пыхтя и крича что-то о спасении светлячков, рвал гирлянду своими коренастыми зубами. Его еле-еле оттащили и объяснили, что в свете гирлянд не замешаны никакие светлячки.

Так прошло много дней, недель и даже лет. Девочки выросли, но по- прежнему приезжали погостить к своей бабушке с мамой и папой. А гном всё так и назывался Большой Тро.

Юлия Попова (Публикатор)
16.04.2016 г. 0 27