Пишу не просто о любви

Вы здесь

Говорят: время лечит,
Разбитое сердце соберёт воедино.

Такой далекий 1937-ой,
А знаем мы его с тобой?
Родителей рождения год
И радости он дал им, и невзгод.

В жизни каждого из нас

в добрый день и в добрый час,

в будни трудовые, в наши выходные,

в грустный день, в печальный час

Ты всегда с мольбой о нас

Мамочка родная !

Берегите , дети мам

Это ваш навеки храм.

Храм, где ты найдёшь приют

в дни холодных зимних вьюг.

В дни печали и забот

здесь всегда открыт порог.

Любят здесь тебя и ждут,

Любовью вечной обоймут

Мамочка родная!

А в весенние деньки,

когда в душе цветут сады,

когда луч солнца золотой

О любви

Очень странное чувство – любовь…
Оно тянет все глубже и глубже.
Понимаешь, что назад не вернуть.
Понимаешь, что все это нужно.

Без любви не смогли бы мы жить:
Ведь любовь – это главное чувство.
Впереди еще все может быть,
А без нее в этой мире так скучно.

Словами сказать о любви
Можно быстро, без чувств, непонятно…
Ну а с чувствами – только пойми –
Все изменится вмиг, безвозвратно.

Жили-были тапочки на полке у дверей,

Выделялись тапочки статностью своей:

Были эти тапочки на полке всех прочней,

Потому что папины, а папа всех сильней!

 

Каждый вечер тапочки папочку встречали,

С гордостью по дому радостно шагали.

У дивана с мамиными часто отдыхали,

С дочкиными шлёпками весело играли.

 

Но случилась в доме как-то раз беда,

И не знали тапочки, что их ждет тогда...

Днём вернулся папочка, тапки не надел,

Вышел с чемоданом и захлопнул дверь.

 

Действующие лица: Пигмалион (П.), Муза(М.), 1-я невеста (1 Н.), 2-я невеста (2Н.), 3-я невеста (3Н.)

(Комната, Пигмалион около наброска статуи)

П.: Несчастная судьба Пигмалиона,

Живу отшельником я , жизнь свою кляня!

Кругом весна, цветы, влюбленные, да только

Нет на земле любимой для меня.

 

Безумною мечтою я болею,

Сижу над мрамором уже который год –

Пытаюсь выпилить из камня Галатею,

Ты сказал мне в этот раз,

Что я стара.

Что морщинки моего

Не красят лба.

Под глазами

Тени синие с утра

Говорят о том,

Что не спала.

А тебе и невдомек,

Что по ночам

Отдаюсь во власть

Я палачам:

Одиночеству,

Болезням, темноте…

Только мысли

Почему-то о тебе.

Я люблю огни ночного города,
Отражающиеся в мокром трамвайном стекле,
Легкий шелест спешащего зимнего холода,
Звуки поезда, тающие вдалеке,
Вкус осенний кисло-сладкий антоновки,
Запах сырости, шаг налегке ...
И такое "трудное" расстояние
От твоей руки к моей руке.

Убегающий август снова волю дает сентябрю
И на лес попестревший ляжет белый туман поутру.
Отголосками эха боль ушедшего счастья звучит,
Паутинкой на золоте листьев тихонько дрожит.

Не хочу возвращаться в суету городских миражей,
Где ползучая копоть ложится на души людей.
Где угар и похмелье от терзающих душу страстей
И так редко прозренье, понимание тленности дней.

На холме крутом с изломом

За кирпичною стеной

Монастырь стоит над Доном

Темный мрачный и глухой.

Старый лес вдали чернеет

Под холодною луной. Тракт,

Поросший муравой, и

с нехоженой тропой

вдаль на север убегает.

У дороги под горою столб стоит.

Как немой свидетель судеб.

А на нем доска висит,

Только говорить не будет.

Черный ворон, очень старый,

На столбе сидит устало.

Дремлет птица, но не спит.

Очень чутко ворон бдит.

Как над степью и над лесом

Страницы