Проза

Эссе "Родное сердце"

Памяти моей мамы

Сердце моей мамы перестало биться очень рано, ей было… сорок шесть или сорок девять…. Ни она сама, ни мы, пятеро взрослых её детей, не знали точной даты её рождения. Так бывает. К сожалению, при жизни мамы, когда мы были детьми, нас это не заботило. И только сейчас, когда все уже взрослые и сами мамы и папы, с горечью и болью в душе осознаём, как  мало тепла, заботы и любви мы ей давали.

1941 год, начало войны, по приказу Сталина немцев Поволжья  насильно переселили в Казахстан, Сибирь. Мама была совсем ребёнком, когда её семье, как и всем жителям немецкого села Розенгайм, приказано было  собраться в течение суток, взять необходимое и явиться на железнодорожную станцию для отправки по месту назначения. Везли в скотских вагонах, не разрешали выходить на станциях, люди умирали от голода и жажды. В дороге были около месяца.

Прибыли в Сибирь, где их никто не ждал. Смотрели как на врагов, обзывали фашистами, и только редкие жители деревни, в которой оказалась моя мама, сочувствовали, не давали умереть от голода, насыпали очистки картофельные в подол платья или наливали кружку обрата. Жили в землянке, на многое не рассчитывали. Стали приглашать работать в колхозе, но с опаской: «А вдруг навредят?» Моя бабушка  Доротея, мамина мама, возвращаясь с работы, зашла на уже убранное пшеничное поле, нашла несколько колосков и спрятала в кармане. Дома были голодные дети,  какой-то деревенский в злобе доложил начальству: бабушку забрали, а детей, маму и её сестру, в детский дом.

Это не все испытания, которые выпали на долю моей мамы. Их просто все не описать: раннее замужество, назвать счастливым которое нельзя, труд  от зари до зари, дети мал мала меньше… Как в хрупкой, небольшого росточка женщине было столько сил, желания жить? Она умела вязать, шить, играла на гармошке, неплохо рисовала…Любила  петь, был в деревне хор, в котором она с удовольствием пела, ходила на репетиции после работы. Как она всё успевала, моя родная?! Как?! А лето… Сенокос, грибы, ягоды... А  домашнее хозяйство нескончаемое… Дети, которых обуть, одеть надо. Могла сама печку сложить, веранду спланировать…Моя мамочка, родная. Сколько вытерпела, вынесла. Сколько слёз пролила. Последние годы тяжело болела, сердце не выдерживало… Больничные стены, чужие люди…Так и умерла в муках и адских болях. Когда мы, дети, приехали забрать вещи из больницы, врач спросил нас, кто мы приходимся ей. И когда мы сказали, что дети, он смутился и сказал, что думал, у нее не было детей…Все внутри было надорвано, а сердце как тряпочка…Как она жила?! Моя бедная мамочка! 

А жила и очень хотела жить, любила бесконечно нас, своих детей, и внуков, мальчиков и девочек, которых успела дождаться. Немного обижалась, говорила: «Вот умру, и ничего не останется от меня, никто не назвал детей в мою честь…» Я тогда знала точно: как только родится у меня дочка, обязательно будет Вера.

Мамы  моей давно нет…  А моей дочке Вере 25! А ещё у меня есть внучка, ей скоро год, и зовут её Эльвира. Так звали мою маму там, на родине, в Поволжье. А потом пришлось забыть это имя, чтобы выжить.   

Сердце матери – родное сердце, оно бьётся в груди всех детей и внуков, и будет биться всегда.

Гоза Ирина (a21vu_11808)
28.12.2020 г. 0 10