О войне

Вы здесь

История в деталях

История в деталях.

Кажется, совсем недавно мы ходили по городу и с удивлением вглядывались в огромные фотографии военного времени , в лица людей, на них изображенных...А потом эти фотографии сняли...Наверное, зря... С этих фотографий пред нами вставала эпоха в лицах. Самая страшная за всю историю человечества война, забыть которую граничит с предательством Памяти о близких...

Когда говорят «война», «солдаты», то представляешь грубые шинели, мужские лица, мощь армии – защитницы. А как представить себе в этих жестких шинелях, в этом пекле и аду, что носит имя «война», хрупких, длинноногих девчонок, которые в тылу, может быть, визжали при виде лягушки... Но вот они, советские девчонки, героические подвиги которых нисколько не уступали мужским. Можно только восхищать мужеством летчиц, которых немцы звали ночными ведьмами. Недаром поднимались в воздух машины с девчатами за штурвалом. Им ничего не страшно, «впервые защищая наяву и честь свою в буквальном смысле слова, и Родину, и маму, и Москву», они были способны на подвиг. Они наравне с мужчинами стреляли по танкам, стояли за зенитками. Пусть кричали, размазывая по щекам слезы. Но эти слезы – не признак бессилия, слабости. Это были злые слезы, за которые они мстили, мстили за несбывшиеся мечты, за неуслышанное: «Ты моя навеки», несказанное: «Я тебя ждала».

Они не все вернутся, они не все в жизни успеют. Но эти девчонки сороковых не смогли сидеть дома и ждать, им было неуютно – молодым и здоровым – быть напричастными к судьбе Отчизны. Эти слова и о моей бабушке.

Когда грянула война, ей было всего шестнадцать лет Она жила в лесной деревушке недалеко от Брянска. Из семьи на фронт ушли отец и старший брат. Она осталась с мамой, сестрой и двухлетним братишкой.

Как известно, Брянщина была оккупирована фашистами, а непокоренный край стал партизанским. Шестнадцатилетняя девочка стала связной в партизанском отряде. Но об этом она почти ничего не рассказывает, наверное, еще не пришел срок .Она просто говорит о жизни в те суровы года, вспоминая и трагические, и курьезные моменты.
-Немцы были повсюду, - рассказывает бабушка .Они часто обходили окрестные деревни. Причин хватало. Мародерствовали, искали отставших от регулярных частей солдат, искали партизан и их пособников. Странно слышать, но иногда приходили на русских поглядеть. Разное происходило во время прихода немцев.

Однажды к нам в деревню в очередной раз шла рота немецких солдат. Живущие ближе к околице сразу предупредили односельчан. Я была дома одна, не знаю, куда мама с малышами ушла, может, вещи на продукты менять. Кто куда из домов поразбежались: кто в стогах сена спрятался, кто у соседей в погребе. А я не успела выбежать, поздно, немцы близко уже , голоса слышу .Что делать? Надо прятаться . А где? Негде...Куда? И тогда я каким-то чудом залезла в печь, в самое узкое отверстии для кочерги, ухватов и прочей утвари. Как залезла, сама не знаю. Долго сидела... Обошлось на этот раз, немцы мимо прошли. Уже и мать вернулась, хотела я вылезти, а не могу. Пришлось разбирать часть печушки. Люди долго удивлялись, как так залезть можно было туда, где одна только голова может уместиться. Но от страха и желания жить чего не сделаешь. Смех смехом, но люди очень боялись этих немецких «вылазок».Неизвестно, чем эти «вылазки» закончатся.

В другой раз немцы нагрянули так неожиданно, что спрятаться вообще никто не успел. Я подумала: «Все, прознали, что партизанам помогаем, убьют всех».В этот раз немцы искали евреев, думали, что кто-то из местных прячет «юдэ» у себя. Когда на громкий стук мы открыли дверь в хату, вошли двое с автоматами. Что-то громко повторяя по-немецки, сразу указали на сестренку. Приказали на ломаном русском собираться и идти с ними .Уж очень моя темноволосая сестренка напомнила им еврейку. Мы поняли: конец пришел всем. А спас нас двухлетний братишка. Он вдруг кинулся к ней, повис , заплакал, залепетал что-то, оттащить невозможно. Фрицы постояли-постояли, наблюдая за всем, что-то между собой переговорили и ушли, наверное, поняв, что это русская девочка. А могли ведь всех под расстрел пустить .

Разные были немцы, это эсэсовцы зверствовали, а среди рядовых были обычные немецкие рабочие, повара, механики, которых тоже погнали умирать, убивать, « нести советам на штыках свободу». Бывали случаи, когда немецкие солдаты помогали людям, иногда давали хлеба, иногда даже что-нибудь из одежды. Тоже ведь люди...разве все хотели убивать, грабить, насиловать, идти, слыша в свой адрес проклятия ...Нет...Война многим жизнь искалечила. Страшно, когда война. А про партизан можно и в книгах прочитать.Особенного – то ничего я и не делала, просто не могла остаться безучастной к всеобщей беде, всю оккупацию жалела, что не сбежала на фронт. Когда немцев выбили с Брянщины нашей, нам же пришлось поля поднимать, деревни отстраивать, хлеб растить. Так много было дел, что жилы рвались. Да кому как не нам хозяйство поднимать, мужчины на фронте, одни женщины, старики да ребятишки в селах. Вот и трудились не покладая рук, хорошо, если минеры по полям прошли, а то всякое случалось...

Когда бабушка говорит о тех годах, оставивших горький след в памяти, я смотрю на нее другими глазами, вижу не ту бабушку, балующую меня, сказками убаюкивающую, а вижу человека, прошедшего страшное, испытавшего то, что никогда не должно повториться.
Может кто-то скажет: « Ну и что здесь такого, что должны знать все? В чем здесь величие событий? В чем здесь эпоха?»
« Да в самой прожитой смело и честно жизни»,- отвечу я.

Брослав Николай, учащийся 11Б класса
МОУ лицей № 2
Брослав Николай (Zhuravushka)
16.10.2011 г. 0 408