Башкортостан

Башкирия. Путевые заметки о "другой" России

12.03.2015 г.
919 0

Мы слишком плохо знаем свою страну. Гордимся, любим, уважаем, но путешествуем по Европе, работаем в Америке или просто мечтаем куда-нибудь «смыться». Неужели 17 млн. квадратных километров — мало для жизни? Дело в другом. Не видим, не смотрим, не хотим. Россия — кладезь волшебных уголков! В одном из них — башкирских природных заповедниках — мне посчастливилось побывать много-много раз…

Башкирия — субъект Российской Федерации, образованный по этническому признаку. Потому, въезжая в пределы региона, будто попадаешь за границу. Население соблюдает народные традиции и обычаи. Люди преимущественно монголоидной расы, европеоидов крайне мало среди коренных жителей, а русских — не многим больше. И если в столице нередко слышишь чистую русскую речь, то, покинув Уфу, встретишь только башкирский язык или режущий ухо акцент. Но тем интересней!

Республика, в свою очередь, поделена на 54 муниципальных района. Мне удалось побывать в Баймакском, Абзелиловском, Мечетлинском, Хайбуллинском, Белорецком и Бурзянском.

Что касается первых трех, то я проезжала через холмистые равнины, поросшие смешанными лесами. На территории Башкирии, в целом, очень много гор и холмов. Баймакские земли славятся обилием водоемов и турбаз. Самые известные — озера Култубан, Талкас, реки Сакмар, Таналык, Туяляс, пруд с детской турбазой «Графское» и др. Хайбуллинский — это желтая солнечная степь, поросшая ковылем. Но сильнейшее впечатление произвели дремучие леса на могучих высоких горах двух последних муниципалитетов, особенно Бурзян. И я стала частой гостьей у него.

Бурзянский чудо-край

Мои путешествия начались еще в середине 90-х. С тех пор инфраструктура гораздо улучшилась. Иногда туристов, приезжающих за впечатлениями, гладкий асфальт печалит. Но я рада за местное население. Условия жизни в регионе суровы. В те давние годы весь путь зимой, ранней весной и осенью представлял собой колею. Непросто приходилось даже на внедорожниках. По Башкирии лучше путешествовать на собственном авто, т.к. рейсовые автобусы останавливаются не больше двух раз на несколько минут. Исключение делается только в случае поломки. Автовокзалы отдалены настолько, что выручку надо ждать около полусуток.

Теперь же весь дискомфорт сводится только к высоте проложенной дороги, напоминающей серпантин, и к крутым поворотам. Дорога вьется между ними, как змейка. Часто кажется, что вот-вот сорвешься в ущелье. 

Климат Башкирии часто «дарит» туманы, проливные дожди и метели. Бывают случаи, что заносы снега спасают от падения транспорта в пропасть под дорогу. Подъемы и спуски весьма длинные. Порой видимость не превышает нескольких метров, и приходится передвигаться с минимальной скоростью. Местные лихачи не боятся выезжать с нерабочими фарами.

Обилие флоры и фауны в районе сразу дает о себе знать. Невозможно не остановиться у какой-нибудь лужайки, полюбовавшись обилием цветов и разнотравья. Трава густая, сочная, ароматная. Летом можно искупаться в какой-нибудь речушке с серебристо-прозрачной водой. Интересно, что очень любят выбегать на магистраль животные. Однажды довелось увидеть настоящего лесного медведя. Он выбежал наперерез, остановился в центре пути, встал на задние лапы и поднял передние в знаке «Сдаюсь!». Совсем молодой, не больше полутора лет. Молчу уже о зайцах и грызунах!

Бурзянский край славится липовым медом — природным мультивитамином. Многие семьи башкиров — потомственные пчеловоды, а кое-кто занимается бортничеством, т.е. добывает дикий мед из ульев. Для сохранения популяции редкой бортнической пчелы создан заповедник «Шульганташ». «Таш» означает камень. Шульган — это приток реки Белой, впадающий в нее рядом со входом в пещеру с одноименным охранной зоне названием. Второе название пещеры — Капова. Получается, что две реки соединяются под камнями пещеры. Неподалеку, в трех километрах напрямик через чащу, по звериной тропке, расположена деревня Шульган. Там я и останавливалась. 

Пещеры в Башкирии 

Свежий воздух крепок, влажен, сочен… Просыпаясь по утрам, можно видеть, как огромные пласты густого тумана застилают весь горизонт и накрывают крохотные деревянные домики. Трава во дворе мокрая, как после ливня. Ходить босиком — одно удовольствие. В городской среде мне очень сложно проснуться. Самочувствие остается вялым минимум до полудня. Но в Бурзяне бодрствование хочется начать с самого рассвета.

Больше всего нравится собирать небольшой рюкзак и выезжать из деревни до заповедника автостопом или идти напрямик сквозь лес с «гидом». Любой подросток знает заветные дорожки и с радостью проведет по маршруту. Также в деревне много рабочих с заповедника, которые могут подвезти туристов. Ездить в одиночку никому не посоветую. Меня сопровождали родители или двоюродный брат. Но это для перестраховки. Район очень мирный, добрый, даже денег за проезд не берут. Прогулкам по темному, почти не проходимому для лучей солнца лесу, по пещере, сырой и холодной, посвящались многие дни… Это были самые спокойные, безмятежные минуты жизни. Есть и несколько музеев, но гораздо больше туристам нравится контакт с нетронутой, чистой природой. Даже знаменитые рисунки эпохи палеолита не впечатляют так, как окружающий лес. Я слышала разговоры в туристических автобусах. Люди, посетившие несколько морей и иностранных государств, делятся впечатлениями и признаются, что лучше Бурзяна и России ничего не видели.