Вы здесь

История оригами: как все начиналось

Краткая история оригами. В статье приведены сведения о древнейших фигурах оригами и их использовании в религиозных культах.

Оригами – это искусство складывания бумаги в различные формы и фигуры. Название этого вида творчества происходит от японского «ori» — складывать и «kami» — бумага.

В Японии оригами называют «искусством целого листа». Это означает, что классическая фигурка оригами складывается из одного квадратного листа бумаги, без клея, ножниц и совмещения с другими фигурами. По крайней мере, таким было оригами в самом начале своей истории. Но к настоящему времени единое русло оригами распалось на множество ответвлений, школ и техник, в которых разрешается использование не только  клея и ножниц, но и самых разнообразных материалов. В интернете без труда можно найти схемы оригами из ткани, фольги, жести и проволочной сетки, посмотреть, как делать оригами плоское и объемное, найти схемы кусудам (бумажных шаров) и целые архитектурные шедевры в технике модульного оригами.

А началось все, как ни странно, вовсе не в Японии, а в Китае…

История возникновения оригами

Считается, что бумага была впервые изобретена в Китае в в начале нашей эры и секрет ее изготовления хранился в строжайшей тайне. Виной ли тому промышленный шпионаж, или японцы с их страстью к письменности решили не отставать от соседей в столь полезном изобретении, но примерно через сотню лет в Японии изобрели бумагу, превышающую по качеству китайскую. Нужно отдать должное фантазии японцев, сразу смекнувших, что новый материал может быть использован не только в сугубо практических целях – для записи священных текстов и другой информации, – но и для создания нового искусства.  Впрочем, бумага поначалу была чрезвычайно редким и дорогим материалом, поэтому все изделия из нее, в том числе и оригами, использовались исключительно в религиозных обрядах буддистов. Кстати (не беремся сказать, как так получилось), но по-японски слова «бумага» и «Бог» имеют схожее  звучание: «kami», что, очевидно, весьма способствовало приданию фигуркам из бумаги религиозного смысла. Использование первых фигур оригами для богослужений наложило отпечаток и на технику: классическое оригами изготавливается из квадрата, а эта фигура уже сама по себе является сакральной в японской культуре.

Некоторые отголоски той, давней сакральности чувствует каждый, кто любит работать с бумагой. Складывание оригами требует от человека настоящей медитации, он отвлекается от посторонних мыслей, сосредотачивается, объектом его размышлений становится красота геометрических форм, чистота и точность линий, строгая последовательность действий. Это ли не лучшее лекарство от нервотрепки нашего бешено несущегося мира?

Но вернемся к древним фигурам оригами. Что же они из себя представляли?

Самый ранний из известных примеров использования оригами — катасиро. Катасиро  — это что-то вроде кукол, символические изображения божеств-«козлов отпущения», которых вырезали из специальной бумаги — дзингу ёси («храмовая бумага»). Именно на катасиро древние японцы мистически переводили все пагубные влияния, «порчу» и «сглазы». После религиозной церемонии фигурки сжигались или спускались священнослужителями в реку, которая уносила все плохое в небытие. (Забавно, но некоторые современные психологи для избавления от навязчивых негативных мыслей советуют почти такой же метод: смотреть на дорогу, «записывать» плохие мысли на воображаемых стикерах и «клеить» их на уносящиеся вдаль машины).
 
Также в древней Японии большое распространение имели, да, впрочем, имеют и до сих пор, коробочки из бумаги. В небольших бумажных коробочках кусочки еды приносились в жертву японским божествам. В обмен на эту жертву люди ожидали благополучия в доме, богатства на столе, мира и спокойствия.
 
Важную роль оригами играло и в области формального этикета. Подарки, вручаемые во время различных церемоний и праздников, могли быть завернуты десятком различных способов, каждый из которых нес определенное значение. А на свадебных и похоронных обрядах использовались искусно сложенные бумажные орнаменты, например, бабочки, которыми украшали бутылки с сакэ.

Позднее, когда бумага стала более общедоступной, традиционные коробочки из бумаги стали частью украшения японских домов и играли важную практическую роль в быту. Многие из древних форм коробочек дошли до наших дней.
Одной из древнейших является фигурка журавля оригами (Цуру). Она описывается в двух наиболее древних японских книгах, посвященных оригами. Птица с длинной шеей в Китае и Японии считалась символом удачи и долгой жизни, символом бога долголетия Фуцурокудзю. Фуцурокудзю обычно сопровождали журавль, олень и черепаха. Отсюда, возможно, и пошел обычай дарить бумажного журавлика с пожеланием счастья и долгой жизни.
 
Сложно сказать, когда оригами из религиозного искусства превратилось в развлечение. По всей вероятности, это произошло в эпоху Хэйан (794 — 1185) (слово «хэйан» означает «мир, спокойствие»). С тех пор оригами стало активно развиваться. Сначала оно стало занятием для придворных. Умение создавать из листа бумаги различные фигуры считалось показателем образованности, тонкого вкуса, изысканных манер.

Позже, в эпоху Эдо и Адзути-Момояна, оригами покинуло пределы придворного искусства и вошло в «широкие массы», стало общедоступным времяпрепровождением. Именно в это время были придуманы новейшие фигурки, которые позже стали классическими. Искусство оригами передавалось из поколения в поколение по женской линии.

Фигурками оригами декорировали свадебный пир, самураи развлекали своих дам, даже письма складывали определенным образом и декорировали оригами, бумажные фигурки использовали в народной медицине и верили в их магическую силу, в которую верят и ныне. Даже сейчас в некоторых областях Японии изготавливают амулеты, символизирующие семейную гармонию (нагаси-бина и гофу).
 
Следующий период в развитии этого искусства наступил после 2-й мировой войны, когда оригами вышло далеко за пределы Востока, попав в Америку и Европу.

Но искусство складывания бумаги, аналогичное оригами, возникало самостоятельно и в других странах. Например, известна испанская школа оригами, которая связана с именем Мигеля Уманумо, которая распространилась и в страны Южной Америки. Испанцы придумали свои  методы складывания классических фигурок, а также изобрели совершенно новые.  Например, метод складывания птичек из бумаги – «пахарит» (в Мексике такую птичку называют «паярит»).
 
Это искусство появилось и во Франции во второй половине XIX века, и использовалось на эстраде. Фокусники на глазах изумленной публики «превращали» лист бумаги в бумажную птичку, размахивающую крыльями.

Поклонниками этого увлекательного вида творчества были Леонардо да Винчи, иллюзионист Гуддини, а также писатель и математик Льюис Кэрролл.

В России же большим любителем оригами был не кто иной, как Лев Толстой. Незатейливое искусство складывания бумажных журавликов великий писатель, впрочем, известный и другими своими парадоксами, ставил едва ли не выше, чем творения профессиональных поэтов и музыкантов. Вот как он писал об этом:

«Нынешней зимой одна дама научила меня делать из бумаги, складывая и выворачивая её известным образом, петушков, которые, когда их дёргаешь за хвост, махают крыльями. Выдумка эта от Японии. Я много раз делал этих петушков детям, и не только дети, но всегда все присутствующие большие, не знавшие этих петушков, и господа, и прислуга развеселялись и сближались от этих петушков, все улыбались и радовались: как похоже на птицу эти петушки махают крыльями.

Тот, кто выдумал этого петушка, от души радовался, что ему так удалось сделать подобие птицы, и чувство это передаётся, и потому, как ни странно сказать, произведение такого петушка есть настоящее искусство. Не могу не заметить при этом, что это единственное новое произведение в области бумажных петушков (cocottes), которое я узнал за 60 лет. Поэм же, романов и музыкальных пьес я за это время узнал сотни, если не тысячи. Мне скажут, что это произошло от того, что петушки не важны, а поэмы и симфонии важны. А я думаю, напротив, петушки содействуют развитию и радости многих детей, поэмы и картины ни на что не были нужны. Если так долго не было ничего в области петушков, то я думаю, что это произошло скорее оттого, что написать поэму, картину, симфонию гораздо легче, чем выдумать нового петушка».